Глухонемое государство

25 сентября Красноярский краевой суд признал законным длительное содержание в штрафном изоляторе (ШИЗО) уроженца Кабардино-Балкарии Аслана Черкесова, который провел в ШИЗО тюрьмы города Енисейск более семи месяцев. При этом за несколько месяцев до этого, в мае, тот же самый Красноярский краевой суд посчитал содержание в ШИЗО другого заключенного в течение более чем 15 суток незаконным и пыточным. Чем вызвана такая разница в подходах к разным заключенным по аналогичным делам – пока не ясно, сам Аслан считает, что красноярские судьи находятся в сговоре с сотрудниками ГУФСИН.

Как бы то ни было, желая разобраться в ситуации, мы сделали запрос в ГУФСИН по Красноярскому краю. Запрос касался трех вопросов: с какого дня Черкесов находится в тюрьме Енисейска и сколько дней за этот период он провел в ШИЗО; правда ли, что его помещают в ШИЗО из-за невыполнения им физической зарядки, если нет, то на каких основаниях его помещают в ШИЗО; правда ли, что заключенный после перевода в тюрьму Енисейска похудел на более чем 30 килограммов.

7 октября «Кавказ.Реалии» получил ответ из пресс-службы ГУФСИН – на наши вопросы там не ответили, сославшись на то, что эта информация является «сведениями, доступ к которым ограничен в соответствии с нормами российского законодательства». При этом в ГУФСИН рассказали, что в тюрьму в Енисейске постоянно ездят представители прокуратуры и правозащитники – так, мол, прокуроры были в ней в этом году 17 раз. Применения физической силы и спецсредств к Черкесову выявлено не было, зачем-то сообщили в ГУФСИН, хотя наш запрос касался совершенно другого.

Ответ ГУФСИН по Красноярскому краю трудно назвать информативным

Ответ ГУФСИН по Красноярскому краю трудно назвать информативным

Мы попросили юристов прокомментировать ответ ГУФСИН по Красноярскому краю.

«Этот ответ не соответствует вашему запросу и не обоснован. Они необоснованно отказали вам в предоставлении информации», – сказала «Кавказ.Реалии» адвокат Черкесова Мария Богданова.

«То, что там написано о 17 посещениях тюрьмы прокурором, – я о таких многочисленных посещениях впервые слышу. Мне известно, что Аслан встречался с прокурором как минимум один раз, и это было еще в марте. Прокурор выявил нарушения, вынес представления, но эти нарушения, они связаны с условиями содержания в полуподвальной камере, до сих пор не устранены. По поводу посещения тюрьмы правозащитниками – тоже недоумеваю», – отметила она.

По мнению юриста «Комитета против пыток», члена Общественной наблюдательной комиссии (ОНК) Нижегородской области Сергея Шунина, то, что ГУФСИН не ответил на два вопроса из трех, с формальной стороны обоснованно.

«На вопрос о весе могли не ответить из-за того, что нельзя разглашать информацию о здоровье. Постановления о водворении в ШИЗО, где указываются основания для такого водворения, тоже считаются материалами ограниченного распространения, которые хранятся в личном деле заключенного и без его согласия не выдаются. Да и при наличии согласия осужденного не всегда выдают. Хотя в нашей практике нам дают ознакомиться с постановлениями о водворении в ШИЗО. Но при непосредственном обращении и при наличии согласия. А в письменных обращениях ссылаются на то, что это материал, который распространять нельзя», – сказал Шунин.

«Вопрос о сроках его содержания в тюрьме и количестве дней в ШИЗО – здесь я вообще не вижу, по какой причине они могли не ответить. Эта информация не является запрещенной к доступу, – добавил собеседник ‘Кавказ.Реалии’. – Могли бы и ответить – тем более, что это в их интересах. Потому что невыполнение зарядки – это действительно нарушение ПВР, правил внутреннего распорядка. Это распорядок дня – так же, как принятие пищи, сон и т.д., и невыполнение зарядки – его нарушение».

«Аслан дал разрешение на предоставление любой информации о нем средствам массовой информации, и уже давно, это факт известный», – настаивает Богданова.

«Разглашение информации, которую вы запросили, ничем не запрещено и ничем не разрешено. Например, третий вопрос – про то, похудел ли он. Это не может быть разглашением личной информации о состоянии здоровья, вы же не спросили ‘Есть ли у Аслана язва?’. Вы попросили подтвердить ранее распространенную информацию о том, что он похудел на 30 килограммов, это не совсем про здоровье. Но они, конечно, не ответили, так как если они подтвердят, что да, у них заключенный за полгода похудел на 30 килограммов, то сразу станет ясно, что его права нарушаются», – говорит адвокат, настаивая на том, что «нет такого закона, который бы запрещал называть причины, по которым заключенного отправляют в ШИЗО».

«Неответ на вопрос о том, с какого числа Аслан содержится в тюрьме Енисейска, и о том, сколько дней за это время он провел в ШИЗО, с юридической точки зрения вообще никак объяснить невозможно. Но это легко объясняется с логической точки зрения – если они напишут вам сроки и количество дней, что Аслан в тюрьме Енисейска находится 239 дней (он поступил туда 12 февраля), и из этих 239 дней он 220 провел в ШИЗО и только пару недель вне ШИЗО (несколько раз его отпускали на день-два, а также в начале сентября вывозили в больницу в Красноярск), то говорить о непоследовательности их действий в отношении Аслана будет уже странно», – заключила юрист.

Фото записей Аслана о том, сколько дней его держат в ШИЗО

Фото записей Аслана о том, сколько дней его держат в ШИЗО

«Я как член ОНК и правозащитник очень часто получаю жалобы о чрезмерно длительном содержании в ШИЗО. Бывает, что человек даже из камеры не выходит. По окончании одного срока сотрудники сразу же фиксируют нарушение – либо прямо в камере, либо в коридоре. Там есть нехитрый набор – пуговица незастегнута, то есть форма одежды не соблюдена, руки не за спиной. И тут же оформляется новый акт, – объясняет Шунин. – Это очень распространенная, массовая проблема – как у нас в Нижегородской области, так и в целом по стране. В условиях текущего законодательства бороться с этим практически невозможно, норм, запрещающих водворять в ШИЗО из раза в раз, нет. Единственная лазейка – это если будут допущены какие-то нарушения при оформлении, и тогда это можно оспорить в суде. Но, как правило, сами постановления о помещении в ШИЗО составляются достаточно четко и правильно».

По его словам, доказать, что нарушений ПВР со стороны осужденного не было, практически невозможно, особенно если нет записей видеорегистратора.

Напомним, с февраля Аслан Черкесов содержится в камере в полуподвальном помещении. По словам красноярских правозащитников, в этих сырых и холодных полуподвалах в енисейской тюрьме нельзя содержать людей, только хозяйственный инвентарь. Со слов родных, Черкесов похудел уже на 30 кг, они уверены, что его целенаправленно доводят до болезни. Между тем красноярский ГУФСИН считает, что обращение с заключенным еще не достигло максимального уровня жестокости.

Оцените статью
Добавить комментарий