Кавказ вне сети

По данным исследования аудиторско-консалтинговой сети FinExpertiza, Ингушетия, Чечня и Дагестан возглавили рейтинг регионов с самой высокой долей прибыльных компаний. В Ингушетии по итогам первого полугодия прибыль получили почти 82% предприятий среднего и крупного бизнеса, в Чечне – 78,6%, в Дагестане – 77%.

Парадокс ситуации объясняется просто: прибыли некоторых успешных компаний перекрываются количеством компаний убыточных.

Несмотря на рейтинги (и попытки глав республик изобразить благоприятные условия для предпринимателей), крупные игроки по-прежнему боятся Северного Кавказа как огня с его труднопостижимыми правилами ведения бизнеса и взаимоотношений с властью. И это наиболее очевидно на примере продуктовых ритейлеров.

Чечня, Ингушетия и Дагестан – единственные субъекты СКФО, в которые не заходят федеральные продуктовые сети. Вы не найдете в них магазинов «Пятерочка», «Перекресток» и «Магнит», абсолютно привычных для жителей других регионов России.

Для сравнения – в Ставропольском крае живут 2,7 миллиона человек, в нем работают 225 «Пятерочек», 62 «Магнита», 7 супермаркетов «Перекресток». В Карачаево-Черкесии (465 тыс. человек) 6 «Пятерочек», 21 «Магнит», в Северной Осетии (700 тыс. человек) 21 «Пятерочка» и 34 «Магнита». В Дагестане с населением 3 миллиона федеральных продуктовых сетей нет вообще, как и в Ингушетии (500 тыс. человек).

В Чечню пару лет назад пришла только «Лента» – единственный гипермаркет построили на окраине Грозного, закупаются там, как правило, российские военные. Это одно из немногих мест, где в Чечне можно легально приобрести алкоголь (с 8 до 10 утра).

Такое положение вещей опрошенные «Кавказ.Реалии» эксперты связывают с особыми «правилами игры» в Чечне, Дагестане и Ингушетии.

«Там очень много торговли в тени, и сетям выживать сложно, – говорит профессор кафедры экономической и социальной географии России географического факультета МГУ Наталья Зубаревич. – Их не так чтобы очень пускают, потому что ‘свои’ должны зарабатывать. И сами они опасаются, потому что правила игры очень уж специфические. Это классика, это длится уже больше десяти лет. На торговле сидят свои люди, и они не хотят делиться доходом».

Предприниматель скопировал стилистику известного сетевого гипермаркета и слегка изменил название. Дагестан, Махачкала

Предприниматель скопировал стилистику известного сетевого гипермаркета и слегка изменил название. Дагестан, Махачкала

Весной этого года Рамзан Кадыров, подводя итоги 12 лет на посту регионального руководителя, заявил, что в Чечне «обеспечили достойные условия для бизнеса» и прямо-таки «сотворили чудо».

«Мы не можем создать условия для бизнеса, пока существует большая теневая составляющая», –​ говорил глава Дагестана Владимир Васильев. О выходе из тени заявлял и руководитель Ингушетии Махмуд-Али Калиматов.

Региональные начальники (кроме, разумеется, Кадырова) сменяются, а проблема так и остается нерешенной.

«Про Чечню не могу говорить определённо. Вероятно, там просто высокая цена входа на местные рынки, контролируемые региональной властью», – делится мнением эксперт по Северному Кавказу, старший научный сотрудник РАНХиГС Константин Казенин.

По его словам, в Дагестане крупным местным предпринимателям власти сопротивляться не могут, «но вот входу ‘внешних’ пару раз успешно воспрепятствовали».

Местные предприниматели активно используют названия и стилистику раскрученных сетей для своих магазинов, не покупая при этом франшизу

Местные предприниматели активно используют названия и стилистику раскрученных сетей для своих магазинов, не покупая при этом франшизу

О сложности ведения бизнеса на Кавказе говорит и управляющий партнер компании RRG Денис Колокольников.

«Северный Кавказ – регион сложный, и исторически, учитывая все процессы, которые на Северном Кавказе происходят, есть определенные риски по выходу федеральных сетей, логистики и всего остального. Но в первую очередь, неразвитость сетевого ритейла связана с отсутствием спроса на их продукцию, поскольку есть собственные продукты», – сказал он «Кавказ.Реалии».

В пресс-службе компании X5 Retail Group (управляет сетями «Пятерочка», «Перекресток» и рядом других) «Кавказ.Реалии» пояснили, что «решение о выходе в новый регион принимается, исходя из возможностей развития логистики, перспектив локализации работы с местными производителями и ряда других факторов, непосредственно влияющих на эффективность деятельности».

В пресс-службе ПАО «Магнит» «Кавказ.Реалии» не удалось получить оперативный комментарий относительно причин, по которым компания не открывает магазины в Дагестане, Чечне и Ингушетии, присутствуя при этом в Северной Осетии, КЧР, КБР и на Ставрополье.

Эксперты также связывают отсутствие в Чечне, Дагестане и Ингушетии федеральных продуктовых сетей с аграрным менталитетом и привычкой к свежим продуктам.

«Во-первых, в этих республиках достаточно сильно распространено сельское хозяйство, фермерство. И это исконно, оно никогда не менялось. Люди сами выращивают массу овощей, фруктов, разводят животных и у них достаточно большой объем своей продукции, которые они сами потребляют. Мы говорим про продуктовую розницу. Это натуральная продукция собственного производства. А супермаркеты и гипермаркеты, которые завозят свою продукцию из, скажем так, технологических регионов, не могут в полном объеме и полноценном виде предложить это потребителям Северного Кавказа», – говорит Колокольников.

Опрошенные «Кавказ.Реалии» жители республик, наоборот, говорят, что для них было бы выгоднее иметь выбор, в каком магазине покупать, и пользоваться преимуществами и скидками, которые дают крупные сети.

Оцените статью
Добавить комментарий