«Хотел сделать власть народной, а не продолжением бюрократии»

В центре общественного внимания Кабардино-Балкарии уголовное дело против журналиста и черкесского активиста Мартина Кочесоко, которого обвиняют в хранении наркотиков. В республике никто не верит в его виновность, дело считают сфабрикованным из-за гражданской позиции активиста.

Российская пресса сравнила дело Мартина Кочесоко с делом Ивана Голунова, который был арестован по аналогичным сфабрикованным обвинениям днем раньше – 6 июня. Правда, в Москве на фоне общественного резонанса уже 11 июня министр внутренних дел Колокольцев заявил, что с Ивана Голунова сняты все обвинения, в то время как 13 июня Лескенский районный суд арестовал Мартина Кочесоко на два месяца. Защита черкесского активиста настаивает на закрытии дела. Она указывает, что следствие не учло показаний свидетелей в пользу активиста. В первую очередь это свидетельства его задержания 7 июня на трассе неподалеку от селения Уруп. Мартин Кочесоко ехал в машине один, а за ним на другой машине ехал его брат, который все видел. Его показания пересказывает вся республика, они опубликованы в прессе:

«…Кочесоко остановили люди в масках, их было не меньше 10 человек, выволокли из машины, уложили лицом на асфальт и положили наркотики в карман куртки и под сиденье. Ему было прямым текстом сказано, что варианта два: или ты признаешь, что наркотики твои, или мы тебя убиваем, вкладываем в руки оружие, и ты ваххабитом станешь».

Под давлением силовиков Мартин вынужден был дать признательные показания. Первоначально ему инкриминировали пакетик с 4,7 граммами марихуаны, но после того как Голунова в Москве выпустили, силовики в КБР «обнаружили» уже 263 грамм марихуаны. А это уже другая, более тяжкая статья со всеми вытекающими последствиями. Предыдущая информация о «пакетике» из интернета исчезла, но у многих остались скриншоты.

Мартина Кочесоко в республике знают многие. Аспирант Кабардино-Балкарского Института гуманитарных исследований, не пьет, не курит, а тут наркотики… Никто не поверил. Поднялась волна возмущения, подключились правозащитники, заступилась пресса. Сам Кочесоко отказался от первоначальных признаний и дал показания на сотрудников ЦПЭ МВД по КБР Гонова М.Л. и Кармова Л.Б., обвинил их в подбрасывании наркотиков. Говорит адвокат Мартина Кочесоко Людмила Кочесокова:

«Мы направили жалобы в Нальчик и в Урванский следственный комитет, в них он называет имена сотрудников полиции, которые подбросили ему наркотики, и подробно описывает, как все происходило. В отношении сотрудников проводится проверка, но окончательного решения по ней пока не принято.

– На какой стадии уголовное дело?

– Нам должны вручить обвинительное заключение, и только после этого дело уйдет в суд, но в настоящее время нам его еще не вручили, таким образом говорить, что дело уходит в суд, пока не можем».

25 июня Верховный суд Кабардино-Балкарии смягчил Мартину Кочесоко меру пресечения, назначив ему домашний арест.

Некоторое время назад в правозащитный центр обратился молодой человек, который сообщил, что полиция считает его участником несанкционированной акции у селения Кенделен. Его подозревают в причинении телесных повреждений сотрудникам полиции, но, как ему сказали, претензии могут быть сняты, если он даст показания, что организатором беспорядков был Мартин Кочесоко. Говорит Людмила Кочесокова:

«К сожалению, такие факты есть, и по этому поводу также поданы жалобы в следственный комитет на имя следователя, у которого находится в производстве дело. По этим жалобам также проводится проверка, результатов пока нет.

– По вашей информации, одному или нескольким предложили оговорить Мартина?

– Пока мы точно знаем, что одному человеку предложили. Но мы подозреваем, что об остальных фактах мы просто не знаем. Трудно поверить, что они будут работать в этом направлении только с одним человеком. Нам говорят, что аналогичное давление оказывается на многих фигурантов кенделенского дела, но определенно мы знаем об одном человеке».

Обеспокоенные подобными «инициативами» силовиков правозащитник Валерий Хатажуков и черкесские общественники Муаед Чеченов и Аслан Бешто обратились к главе республики Казбеку Кокову и прокурору КБР Николаю Хабарову с просьбой взять на контроль дело Мартина Кочесоко. В обращении, в частности, говорится:

«… Полагаем, что такими незаконными действиями сотрудники ЦПЭ МВД по КБР продолжают дестабилизировать общественно-политическую ситуацию в республике и оказывать давление на участников уголовного процесса».

И все-таки, за что преследуют Мартина Кочесоко? Понятно, за что хотели посадить Ивана Голунова, – за его громкие журналистские расследования. Как говорят источники, которые просят не упоминать даже их ведомственную принадлежность, Мартин был в оперативной разработке около года до задержания. На карандаш попал в мае 2018 года, после того как принял участие в создании Демократического конгресса народов России, выступающего против поправок к закону об образовании, по которым изучение родного языка в школах стало необязательным. После этого было много разных мероприятий, в которых участвовал Мартин, хочется отметить одно, после которого, как считают местные наблюдатели, давление на общественника стало открытым.

16 мая общественная организация «Хабзэ» провела круглый стол в Баксанском районе, где обсуждали проблемы местного самоуправления. Говорили о необходимости вернуть прямые выборы, чтобы они работали в интересах населения. Дело в том, что Мартин принадлежит к той части общества, которая предлагает использовать традиционные механизмы в системе местного самоуправления как едва ли не единственную возможность наладить нормальную жизнь. Прежде всего, традиционные этические нормы.

Это никак не противоречит российским законам, но создает неблагоприятную с этической точки зрения атмосферу для злоупотреблений. Эти механизмы живы, они работают, когда речь идет о взаимоотношениях между простыми людьми, но с некоторых пор они перестали применяться к власти, как к заведомому пороку. В результате этика и власть существуют как бы параллельно, не применительно друг к другу. Люди даже научились по-другому относиться к своим близким чиновникам, полицейским и т.д., отделяя от них их служебные «подвиги». Они как бы любят их после работы, иначе с ними просто невозможно было бы дружить или поддерживать родственные отношения. А им это дает возможность жить комфортно, не ощущая на себе и своей карьере общественного порицания.

Эта часть общества, к которой принадлежит Кочесоко, предлагает распространить этические нормы хотя бы на местное самоуправление, сделать их главными критериями при избрании на выборную должность. Мартин Кочесоко был одним из самых активных спикеров этой идеи, за это и пострадал, считает российский политолог Денис Соколов, потому что бюрократия усмотрела в этих идеях попытку изменить суть государства:

«Здесь больше разговор даже не об этических нормах, а о том, чтобы хотя бы на местном уровне сделать власть своей, народной, а не продолжением бюрократии. Это поиски места самоуправления и тех самых этических норм, этнических иногда в современном российском государстве. Это поиск себя, своего места. Не только в России, в современном мире везде просыпаются идентичности, даже совсем не актуальные в последние десятилетия, они все равно просыпаются, и начинается вот этот поиск стратегии встраивания в современный мир», – говорит Соколов.

Мурат Гукемухов, «Эхо Кавказа»

Оцените статью
Добавить комментарий