Бесконечный земельный вопрос 

Пограничные споры между северокавказскими республиками, казалось бы, утихли после силового подавления ингушского протеста. Однако проблемных зон остается достаточно.

До сих пор не совсем ясна ситуация с землями между Чечней и Дагестаном. Комиссия по уточнению границ субъектов была учреждена еще в январе 2019 г.: со стороны Чечни ее возглавил спикер парламента ЧР Магомед Даудов, со стороны Дагестана – его коллега Хизри Шихсаидов. Даудов также возглавлял комиссию по определению границ с Ингушетией.

По поводу чечено-дагестанской комиссии сообщалось, что работа будет «вестись в течение 2019 года при участии Росреестра […] в целях подтверждения исторически сложившейся границы, в том числе на основе картографических и архивных материалов по указанному вопросу». Тогда же пресс-служба главы Дагестана Владимира Васильева поведала о планах создать аналогичные комиссии для работы с Калмыкией и Ставропольем.

О работе между Чечней и Дагестаном давно ничего не было слышно. Ранее председатель координационного совета НКО Дагестана Шамиль Хадулаев говорил «Кавказ.Реалии», что в Москве попросили до осени остановить работы по кадастру, т.к. «нагнеталась межнациональная рознь, на этом начинали играть третьи лица».

В конце сентября заговорил Даудов –​ вопрос о границе с Дагестаном он поднял в эфире ЧГТРК «Грозный».

«Если мы будет брать именно то, что произошло между Кизлярским и Шелковским районами, то там уже все понятно. Одно дело говорить, что мы братья-мусульмане, а другое – когда ты без ведома брата-мусульманина присваиваешь его имущество. То есть чужую землю, землю своего брата», – сказал спикер парламента ЧР, напомнив о летнем инциденте со сносом дорожного знака.

Проблемы, по его мнению, есть именно с Дагестаном (с Ингушетией вопрос «уже решен»). Так, «город Кизляр незаконно, в одностороннем порядке замежевали земли Бороздиновского лесного участка Чеченской республики», а Бороздиновское лесничество «всегда относилось к Чеченской республике».

По словам Даудова, правительство поставило задачу – согласовать все вопросы по границам до 2021 года. Однако в работе с дагестанской стороной возникли сложности, и ему «точно не ясно, с кем работать».

«Наши коллеги нам даже не говорят, в чем проблема, – посетовал он. – Не проявляют никакой инициативы. Хотим мы или нет, мы должны эту работу закончить. Я хочу, чтобы наши соседи, братья-мусульмане, поняли: и мы знаем, где проходила граница, и ваше руководство знает. Думаю, на данный момент в Дагестане никто не хочет быть ответственным за это решение, хотя придется».

Официального ответа от дагестанской стороны не последовало, возмущение высказывали только местные общественные деятели и журналисты, которые назвали слова Даудова «политическим лукавством».

Шамиль Хадулаев сообщил «Кавказ.Реалии», что работа комиссии должна продолжиться после нового года.

Ингушетия тоже поднимает вопрос границ – с Северной Осетией. Речь идет о Столовой горе, которая расположена в Джейрахском районе, она давно является предметом для спекуляций и конфликтов.

В мае Совет тейпов Ингушетии заявлял, что им известно о планах по передаче земель Северной Осетии (упоминалась и Столовая гора). Осетинская же сторона стоит на своем – она не признает никаких территориальных претензий (речь в основном о Пригородном районе). В конце июня министр по вопросам национальных отношений РСО-А Аслан Цуциев призвал ингушей остановиться и не менять границы.

Оцените статью
Добавить комментарий