Боевое одиночество курдов

Турецкая армия продолжает наступление на северо-восток Сирии при неодобрении мирового сообщества и при полном одиночестве курдов внутри страны.

США, бывшие союзники курдов в борьбе с экстремистской группировкой «Исламское государство», оставляют регион. Тем самым они лишают курдов поддержки против наступления турецких вооруженных сил.

Президент США Дональд Трамп обращается к YPG (отряды народной самообороны сирийских курдов, в Турции признаны террористическими. – Ред.) и призывает отвести свои подразделения вглубь страны от границы с Турцией на 30 км.

Очевидно, что Анкара заручилась поддержкой в новой военной операции и у других присутствующих в Сирии государств – России и Ирана. Президент Эрдоган заявляет, что задача военной операции «Источник мира» – ликвидация террористической угрозы на границе Турции и создание зоны безопасности, в которую добровольно вернутся миллионы сирийских беженцев.

Курды, ранее поддерживаемые в борьбе с ИГ местными этническими группами, в том числе отрядами чеченского народного ополчения из Рас-эль-Айн и Эль-Сабах, а также другими группами остаются без них. Причина в том, что никто из этих групп не хочет воевать с мусульманами-суннитами – турками.

Именно из-за этого трагически оборвалась жизнь 35 граждан Сирии, отказавшихся от принудительной мобилизации против турецкого военного наступления в регионе. Одним из убитых курдскими боевиками стал 17-летний этнический чеченец Бекир Сулейман.

Территории, на которых сегодня живут курды, в 2011 году были в основном населены арабами, туркоманами и другими не-курдскими этническими группами, рассказывает «Кавказ.Реалии» специалист по Ближнему Востоку, политолог Вадим Сидоров.

«Позже эти территории взяло под свой контроль сирийское крыло РПК (Рабочая партия Курдистана – признана террористической организацией в Турции, США и ЕС – Ред.) Тем не менее, я категорический противник того, чтобы называть эту операцию войной против курдов. Это настолько же некорректно, как называть войну против ИГ в Ираке войной против арабов-суннитов. Скажем, никто не воюет против курдов в Ираке, хотя у них там де-факто свое независимое государство, причем чисто курдское. А на севере Сирии РПК даже не провозглашала никакого Курдистана – у них там так называемая Федерация Северной Сирии; и в обращении по поводу сделки с режимом Асада они опять говорят, что никогда от Сирии отделяться не хотели», – говорит эксперт.

Сидоров называет операцию Турции в регионе «обусловленной не курдским, а сирийским фактором».

«Вопрос беженцев становится очень острым. И турецкое общество хочет их возвращения домой, т.к. в Европу их больше уже никто не пустит. А домой – это либо к Асаду, и тогда его надо признавать и мириться с ним, как это давно лоббирует оппозиция. Либо это вариант, заявленный Эрдоганом – создать для них фактически мини-государство, консолидировав территории трех зон безопасности: Щита Евфрата и Оливковой ветви, которые уже есть, и новой, которую сейчас хотят создать», – заключил Вадим Сидоров.

Виток сирийского кризиса имеет первостепенное значение для турецко-американских отношений, считает докторант Института ближневосточных исследований Мармарского университета (Стамбул), к.п.н. Ринат Мухаметов.

«Еще в 2015 году при поддержке американцев была попытка создания некой третьей силы в сирийской войне, в первую очередь для противостояния ИГ, так называемые Демократические силы Сирии (SDF), коалиция курдских, арабских отрядов самообороны, местных туркоманов, ассирийцев, такая светская, ориентированная на США коалиция», – рассказал «Кавказ.Реалии» Мухаметов.

По его мнению, это привело к доминированию связанных с РПК сил, они превратили северо-восток Сирии в свою базу.

«А эта организация не просто считается в Турции террористической, но и угрожающей основам турецкого государства. Турция не могла с этим смириться и на протяжении многих лет пыталась добиться прекращения поддержки от американцев тех, кого считает террористами», – добавляет он.

Политолог отмечает, что США, Россия и даже режим Башара Асада по разным соображениям признают право Турции принимать меры для обеспечения собственной безопасности.

«Интерес Асада в том, что, когда турки будут давить на зону контролируемую левацкими формирования, они успеют забрать какой-то кусок этих территорий. И они заняли некоторые города на юге этой зоны. Это тактически сегодня устраивает и Иран», – сказал Мухаметов.

В Турции сирийскую операцию не оценивают как «военную интервенцию», заявил в интервью телеканалу RTVI турецкий политолог, профессор университета TOBB (Анкара) Тогрул Исмаил.

«Речи о геноциде курдов нет… Турция всегда предупреждала США, но они не учитывали [турецкие интересы]. Они обещали очистить Манбидж от этих группировок. Турция не идет на другой берег реки Евфрат. Ошибка говорить то, что там живут только курды. Там живут и арабы, и туркоманы. Среди сирийских беженцев, проживающих в Турции, немалое число курдов. Оккупанты – это те, кто приобретает чужие территории. Турция не собирается присоединять их к себе. Она хочет очистить их от террористических организаций, соблюдая территориальную целостность Сирии», – сказал эксперт.

Оцените статью
Добавить комментарий