Обыск без протокола

К ставропольским волонтерам штаба ФБК в шесть утра 15 октября пришли с обысками силовики. Им сообщили, что теперь они все проходят как свидетели по делу об отмывании денег в Фонде борьбы с коррупцией.

15 октября в России началась новая волна обысков у нынешних и бывших сотрудников штабов политика Алексея Навального. По данным Следкома, следственные действия проводились в 30 городах. В ходе них силовики изымали технику и банковские карты активистов. Обыски были организованы в рамках дела об отмывании денег в Фонде борьбы с коррупцией, которое завели в августе сразу после московских протестов.

В Ставрополе с обысками пришли к координатору местного штаба ФБК Татьяне Глинберг, к владельцу помещения, в котором находится штаб, а также к ряду волонтеров.

«Из штаба забрали два ноутбука, забрали всю документацию, все бумаги – и нужные, и ненужные. Забрали телефон штабной. Всё, что могло нести хоть какую-то информацию, забрали», – сказала Глинберг «Кавказ.Реалии».

Ставрополь, офис отделения ФБК

Ставрополь, офис отделения ФБК

По ее словам, следственные действия в Ставрополе начались в шесть утра. Бывших сотрудников регионального штаба, никак не связанных с ним сейчас, вызывали на допросы.

«Где-то в семь утра мне позвонил юрист, – рассказала Глинберг. – Он не относится к штабу. Он не работает, он не сотрудник. Он просто помогает нам по судам. Также он в нескольких видео у нас снимался. К нему пришли домой, у него ничего не забрали, повезли на допрос и быстро освободили. Одновременно с ним произвели обыск у Евгения Романова. Это наш активный волонтёр, который с нами уже несколько лет. Как вышли на Романова, я не знаю. Он не сотрудник, не снимался в роликах. Неизвестно, по каким спискам они идут».

Двух допрошенных активистов быстро отпустили, рассказывает координатор. Но затем выяснилось, что полицейские приходили домой к человеку, который не относится к штабу уже больше двух лет.

Ставрополь, отделение ФБК

Ставрополь, отделение ФБК

«Он сюда не приходит, он с нами практически не общается. Он не принимает участие нигде. Приходили к нему домой, его дома не было. Они оставили номер телефона отцу и сказали, что он теперь проходит, как свидетель – как и все мы. Непонятно, к кому именно они приходят, по каким спискам, когда их ждать, кому их ждать», — сообщила Глинберг.

«Они не дали копии протоколов. Выдали только одному человеку – юристу. У каждого был разный следователь, и копию никто не получил. Первые обыски, которые у нас были, были выписаны постановлением Басманного суда. Эти, как мы поняли, выданы не Басманным судом, а как ‘обыск, не терпящий отлагательств’ то есть срочный. Дата на нем – четырнадцатое октября. Постановление на обыск выписали вчерашней датой», – подытожила координатор.

Оцените статью
Добавить комментарий