Как кавказцы в Сибири сохраняют свои традиции

В сибирской глубинке кавказцы по большей части не выделяются дресс-кодом. При этом национальный уклад не теряет своей значимости, его соблюдение обеспечивает право быть в составе общины и получать поддержку своей диаспоры. Но традициям следуют не все.

Чеченка Фарида работает главным бухгалтером. Внешне она ничем не отличается от жителей мегаполиса — в Новосибирске она живет почти тридцать лет и представляется именем «Рита». В начале 90-х Фарида с братом приехала в Новосибирск учиться в институте и влюбилась в русского однокурсника. Родня была против, но избранник Фариды оказался с характером – молодые поженились.

К понятию «национальные традиции» она относится скептически. «Есть западная традиция Просвещения, определяющая приоритет разума над другими мотивами, — говорит Фарида. — Все, что делает человек, государство, какая-то общность людей, должно иметь разумное объяснение. Исходя из этого, например, разумно лишить жизни убийцу, а изменница подлежит только моральному осуждению. ‘Национальные традиции’ — самый удобный аргумент, чтобы диктовать свою волю и ничего не объяснять. Почему женщине нельзя работать? Традиция. Зачем носить только черное? Традиция. Зачем сдавать деньги в общую кассу, если знаешь, на что они тратятся?..».

Как отмечает Расим Бабаев, руководитель Азербайджанской национальной культурной автономии Новосибирска, разногласия отцов и детей на почве соблюдения обычаев – вечный мотив для любой народности.

«Современный мир меняется так быстро, что не успеваешь адаптироваться: каждый день появляются новые возможности. Найти себя — значит определить баланс между сохранением своей национальной идентичности и глобальными процессами», — поясняет Бабаев.

Этнический ингуш Адам Цечоев — руководитель отдела физкультуры и спорта команды «Эдельвейс» в Иркутске. По его словам, уклад больших городов совсем не похож на аулы – надо приспосабливаться. Но все равно можно сохранить свои традиции и национальный дух.

«Воинственный дух небольшого народа жив и проявляется в спортивных успехах, — считает Цечоев. — В моем сердце живет любовь к огромной стране и своему небольшому народу».

Братья Адама, в том числе двоюродные – спортсмены. «Наши отцы родили четверых сыновей, и все стали мастерами спорта по дзюдо и самбо», — говорит другой брат, Ислам. Он капитан сборной области по смешанным единоборствам. Один из братьев выступает на Международных соревнованиях по ММА среди профессионалов, работает тренером и матчмейкером в ММА Лиги «Hall of fame».

Цечоевы рассказывают, что диаспора заботится о своих и поддерживает студентов. В ответ на поддержку диаспора ожидает от молодежи «достойного поведения и уважения к старшим». По словам Цечоева, чеченцы и ингуши, по сравнению со всеми остальными, соблюдают обычаи тщательнее других.

Борьба за власть внутри диаспор остается исключительно внутренним делом. Впрочем, бывают и исключения. Самым резонансным случаем стала борьба за пост руководителя азербайджанской диаспоры. Расим Бабаев признает этот факт, но комментирует этот момент крайне скупо, лишь отмечая, что «Сеидов не получил поддержки».

А вот Роман, сын чистокровного ингуша, скептично относится к декларируемым ценностям о «взаимной поддержке». По его убеждению, обращаться к руководителям за бытовой поддержкой могут только те, кто «соблюдает национальные обычаи – женат на своей», говорит он.

«Нет такого. Не будет так у меня в семье, чтобы сын за руку привел кого-то из Сибири, русскую, и сказал — ‘она будет жить здесь’. Тейп не позволит. Мы, конечно, не дикие — я не приму его выбор, общаться с предателем рода не стану. Но пожалуйста — пусть едут на ее родину и там живут», — говорит старейшина одной из семей дагестанского Дербента Мага Джахаров.

До 1992 года в ростовском Дворце бракосочетаний каждую неделю регистрировали по два межнациональных брака — русские девушки выходили замуж за грузин, азербайджанцев, чеченцев и представителей других кавказских народов, вспоминает сотрудница дворца бракосочетаний Эльвира Целоева.

«Сейчас кавказцы вернулись к своим культурным ценностям. Браки заключают только со своими, исключения единичны. Сначала все разделила война, позже само все как-то вернулось на сотню лет обратно», — рассказывает она.

Оцените статью
Добавить комментарий