«Не видела, чтоб от плохих сапог кто-то умер»

Глава Дагестана Владимир Васильев заявил на совещании, что обязательная маркировка обуви начнет действовать в республике с 1 марта 2020 года. Эксперты объяснили «Кавказ.Реалии», чем это грозит.

Известный экономический обозреватель Андрей Меламедов предполагает, что многие предприятия в Дагестане перестанут работать, как только начнут выходить из тени.

«Сомневаюсь, что они успеют завершить процедуру чипирования к 2020 году, – говорит он. – И есть опасение: если заставят работать легально, очень многие предприятия в республике просто закроются. А они все мелкие, крупных производителей у нас нет».

Огромную пользу от процедуры маркировки видит председатель независимого профсоюза предпринимателей и водителей Исалмагомед Набиев.

Обувной магазин в Махачкале

Обувной магазин в Махачкале

«Это же элементарная процедура: более 30% поддельных лекарств на рынке, много липовых товаров, которые продаются под известными наименованиями. Чипирование защищает предпринимателей, которые выпускают оригинальную продукцию», – рассуждает он, отмечая, впрочем, что «чипирование – палка о двух концах».

Однако и здесь Набиев находит больше плюсов, чем минусов. «Из-за повышения налогов обязательно вырастут цены на обувь. Это конкуренция на рынке, – радуется он. – Выживает сильнейший, тот, кто способен при определенных условиях работать. Спрос останется. Будет спрос – будет и предложение».

По его словам, чипирование даст возможность покупателям с помощью мобильного приложения определить: подделка перед ним или оригинал.

Представитель магазина Desson Марина Омарова полагает, что нововведение хоть и хорошее, однако не способно кардинально изменить ситуацию.

«С 1 марта 2020 г. каждая пара должна быть маркирована. Каждой паре присвоят код с данными: сведениями о прохождении сертификации, потребительскими характеристиками, логистикой и пр., – объясняет она. – Благодаря маркировке с обувного рынка должны исчезнуть подделки, товары плохого качества. Нововведение хорошее, но контрафакт хоть и исчезнет с прилавков, не исчезнет из нашей жизни».

Все, кто торговал дешёвыми сапогами, не перестанут этого делать, убеждена Омарова.

«Они перейдут в серую зону и продолжат торговать дешёвым товаром, цена только немножко подрастет. Сапоги за 500 рублей, станут стоить 600 рублей», – не сомневается Марина, напоминая, что «каждый человек покупает обувь по своему вкусу и по своему карману»

«А государство нам говорит: ‘Нет, не покупайте плохие сапоги, покупайте хорошие сапоги’. Но лучше бы вы дали нам возможность купить более дорогие сапоги, не самого высокого сегмента, но по средней цене, – возражает женщина. – Но нет, государство по традиции заходит с какой-то непонятной стороны».

Собеседница «Кавказ.Реалии» адекватно относится к маркировке продуктов питания, ведь «там всё должно быть честно и прозрачно, т.к. некачественной шаурмой можно отравиться, а от плохих лекарств – умереть». «Но я еще не видела, чтоб от плохих сапог кто-то умер», – резонно замечает она.

О предстоящем повышении цены говорит и владелец фирмы по производству обуви, попросивший не упоминать его имя. «Налоги – плюсы для бюджета, а для предпринимателей и потребителей – только минусы. Мелкие производители вообще разорятся. То, что они предлагают, не может не привести к подорожанию обуви, поскольку увеличатся налоги», – заключил он.

Покупательница, с которой удалось пообщаться корреспонденту «Кавказ.Реалии» в магазине, была категорична: «Если власть говорит, что цена снизится, беги и покупай, пока не повысилась. Короче, башмаки надо закупать».

Оцените статью
Добавить комментарий