«Доходит до смешного – минералку боимся выпить»

Представители одной из самых сильных российских команд – сборной по вольной борьбе – рассказали «Кавказ.Реалии» о том, почему лучших борцов страны невозможно уличить в употреблении допинга.

Дагестанская и североосетинская школы вольной борьбы всегда доминировали. С ними конкурируют Чечня и Кабардино-Балкария. Острое соперничество на внутрироссийской арене, когда на одно место в сборной порой претендуют по два-три человека (а то и четыре) выявили по-настоящему сильнейших.

Чемпионат мира-2019 в Нур-Султане лишний раз доказал это. В Казахстане российская сборная была представлена только дагестанскими и осетинскими борцами. Их уверенная победа в общекомандном зачете подтвердила: в завершающую стадию олимпийского четырехлетия сборная России подходит с выдающимся составом.

Однако недавнее известие о том, что МОК может не допустить российских олимпийцев до Игр-2020, ошеломило спортивную общественность.

Заслуженно ли будет такое решение – тема, на которой сломают ещё немало копий. Но вот как минимум в отношении «чистых» спортсменов это будет откровенно несправедливо.

Трехкратный олимпийский призёр в составе сборной Азербайджана Хетаг Гозюмов после «серебра» на Играх-2016 завершил карьеру и вернулся в Осетию, где ему предложили возглавить сборную республики.

На прошедшем чемпионате мира двое его подопечных – Заурбек Сидаков и Давид Баев – стали победителями. В его обойме ещё три-четыре борца, которые будут оспаривать олимпийские путёвки. За каждого из них он не просто может поручиться, но и голову дать на отсечение.

«Антидопинговая политика диктует нам свои правила, когда мы не просто готовим спортсмена, но и подводим к ответственному отношению к делу, – объясняет он. – Даже из-за случайной ошибки может пострадать вся команда. С тех пор, как они переступают порог сборной, главный доктор в их жизни – это врач сборной. С ним нужно согласовывать буквально каждый препарат, даже если берешь обычный анальгин для снятия зубной боли».

Хетаг Гозюмов (слева) на Олимпиаде-2016

Хетаг Гозюмов (слева) на Олимпиаде-2016

За время тренерской работы Гозюмову не приходилось сталкиваться с фактами употребления допинга, однако он признает, что от этого едва ли застрахована хоть одна команда в какой бы то ни было стране. В зоне риска молодые спортсмены, которые ради достижения сиюминутных целей могут пойти на обман.

«Ну, выиграешь ты какой-то отборочный старт, войдешь в региональную сборную, а дальше что? – вопрошает собеседник ‘Кавказ.Реалии’. – На первом же чемпионате России тебя могут поймать за руку, если, конечно, сможешь завоевать медаль (для спортсменов, попавших в призовую тройку, прохождение допинг-теста обязательно – Ред.)«.

А за борцами топ-уровня и вовсе следит всевидящее око антидопинговой системы ADAMS. Суть её в том, что спортсмена могут проверить в любой момент – и это не зависит от того, участвует он в турнирах или нет.

«Сидаков, Баев, Владислав Валиев, Артур Найфонов – примеры, когда можно добиваться самых высоких результатов без применения каких-то стимулирующих препаратов. Жесткая дисциплина и самоотверженный труд – вот наш допинг», – заключает Гозюмов.

Марина Букаева (имя и фамилия изменены по её просьбе) много лет работает с различными борцовскими сборными. По её словам, сейчас за российскими спортсменами установлена трехуровневая система слежения, на вершине которой упомянутая ADAMS.

Теперь атлетам необходимо заблаговременно расписывать свою геолокацию – т.н. информация об одночасовом окне (точный адрес в течение этого часа: название населённого пункта, улицы, номер дома, код двери подъезда). В этот час к нему может явиться допинг-офицер и взять анализ. Отсутствие по указанному адресу в течение часа влечёт предупреждение. Если таких предупреждений за год наберется три, то спортсмен автоматически дисквалифицируется.

«Это просто ужасная тенденция, затягивание удавки. А еще вводятся совершенно мерзкие вещи, когда будет поощряться осведомительство, и тогда неизбежны откровенно грязные вещи – нечистоплотные спортсмены, чтобы избавиться от конкурентов, смогут делать ложные доносы», – расстраивается Букаева.

Абдулрашид Садулаев (в красном) на Играх-2016

Абдулрашид Садулаев (в красном) на Играх-2016

Результаты сборной России по вольной борьбе в последние годы, говорит она, лишний раз доказывают, как в Федерации спортивной борьбы России построена антидопинговая работа. Ни к одному из призеров чемпионата мира в Казахстане не возникло претензий.

«Наши ребята в этом плане не просто молодцы, а настоящий пример высокопрофессионального отношения. Те же Сидаков, Абдулрашид Садулаев, Заур Угуев, что называется, на воду дуют. В любое время суток звонят и спрашивают, могут ли применить те или иные лекарства, назначенные другим врачом», – отмечает Букаева.

Женщина уверенно заявляет, что многолетний опыт работы позволяет ей на глаз определить «нечистого» спортсмена: по поведению на ковре, видоизменению мышц и т.д.

Нынешние антидопинговые реалии в отношении российских спортсменов собеседница «Кавказ.Реалии» называет игрой на нервах, чтобы «психологически подкосить их перед Олимпиадой-2020»: «Нередко сталкиваемся на сборах в Сочи с другими спортсменами. Доходило до смешного, когда легкоатлеты боялись открыть обычную минералку из магазина».

«Те же тяжелоатлеты перешли на голые белки. Хотя это тот вид спорта, где у человеческих возможностей есть потолок. И надо понимать, что такие атлеты, как Усейн Болт (восьмикратный олимпийский чемпион по легкой атлетике – Ред.) рождаются раз в 500 лет», – резюмировала она.

Оцените статью
Добавить комментарий