Следственные тайны

Дорогомиловский суд Москвы допросил двух тайных свидетелей по делу дагестанца Шаври Гаджиева, обвиняемого в финансировании боевиков.

Допрос свидетелей проходил в Мосгорсуде, так как в Дорогомиловском суде не оказалось специально оборудованных для этого помещений. Во время следствия оба тайных свидетеля под вымышленными именами Виталий Данилов и Азам Эргашев дали показания, повторяющие друг друга слово в слово (имеются в распоряжении «Кавказ.Реалии» — ред.).

«Я с июля по октябрь 2014 года посещал мечеть, расположенную на улице Большая Татарская г. Москвы каждую пятницу. В августе или сентябре 2014 года на улице около мечети я познакомился с молодым человеком по имени Шаври, он рассказал, что родился и жил в городе Махачкала, Республики Дагестан, на вид ему было около 30 лет. Он рассказывал, что в Москву он приехал для заработка на стройке, и у него есть друзья, которые сейчас находятся в Сирии, и они воюют против врагов. Шаври рассказал, что он помогает друзьям из Сирии деньгами, и в ближайшее время тоже собирается поехать в Сирию воевать», – говорится в показаниях обоих свидетелей.

В начале допроса в суде оба свидетеля повторили эти показания, а затем отвечали на вопросы участников процесса. Они находились в другом помещении, и в зале был слышен только их голос. Оба они говорили с сильным акцентом и делали большие паузы перед ответами. Их голоса, похоже, были искажены.

Допрос свидетелей проходил в Мосгорсуде

Допрос свидетелей проходил в Мосгорсуде

Отвечая на вопросы адвоката Эльдара Хасинова, свидетель Данилов не смог вспомнить, когда именно состоялся разговор с Гаджиевым о Сирии.

– Вы точно помните, что мечеть на Татарской? – спросил его Хасинов.

– Да

– Кто был инициатор этого разговора про Сирию, про все остальное?

– Ну там салам алейкум, потом дальше пошел разговор.

– Можете описать этого парня, как он выглядит?

– Плотный был, среднего роста, борода.

– Вы в мечеть то с какой целью приходили?

– Каждую пятницу молитву читал.

«Свидетелем какого преступления вы являетесь?» – спросил его Гаджиев. После длительной паузы, свидетель ответил: «Видел пять лет назад его».

– Вам известно, как среди миллионов людей, которые населяют наш город, вас нашли оперативники? – продолжил адвокат.

– Известно, да. Вот, нашли.

– Как вас нашли?

– Вот нашли.

– А где вас нашли? В каком месте?

– В Москве, по центру.

– Это где по центру?

– Не доезжая до Кутузовского, рядом со студенческой.

– А в каком месте? В Москве ориентируетесь?

– Да.

– Назовите место, где у вас был контакт с оперативником.

– Точный адрес не помню.

Протокол допроса засекреченного свидетеля

Протокол допроса засекреченного свидетеля

Адвокат попросил свидетеля описать место, где располагается мечеть, в которой он видел Гаджиева. «Мойка, сзади парк победа, метро Филёвский», – ответил свидетель.

Судья Вера Белкина уточнила: «Где именно всё-таки вы с ним встречались, в мечети на улице Татарской или в мечети рядом с площадью Победы?»

– Рядом с площадью Победы.

– Тогда почему вы в начале допроса сказали, что в мечети на улице Татарской? Это разные места.

– Да, на Татарской.

– А на Площади победы тогда что было?

– В мечеть ходил.

У свидетеля Эргашева адвокат пытался узнать, в чем была необходимость засекречивать его данные. Тот ответил «Всякое может быть». Он сказал, что оперативники нашли в телефоне Гаджиева его номер и таким образом вышли на него.

– А его [Шаври] фамилию может быть вы знаете? Может быть про членов семьи рассказывал, чтоб нам понять, тот ли это человек, – спросил адвокат свидетеля.

– Не знаю.

– Ничего не можете сказать, кроме имени Шаври?

– Да.

Обвиняемый Гаджиев спросил: «Свидетелем какого преступления вы являетесь?»

«Мне не известно», – ответил свидетель.

Следующее заседание назначено на 25 декабря.

После судебного заседания адвокат Хасинов пояснил корреспонденту «Кавказ.Реалии», что один из свидетелей назвал не ту мечеть, которая фигурирует в его показаниях в деле, а другой не сумел сказать точно, где она находилась. «Они даже не знают, где эта мечеть расположена», – сказал Хастинов. По его словам, в Москве всего четыре мечети, и перепутать их сложно.

Как писал «Кавказ.Реалии», по версии следствия, в 2014 году Гаджиев перевел 10 тысяч рублей человеку, обвиняемому в финансировании терроризма. По данным ПЦ «Мемориал», с банковского счета Гаджиева действительно были переведены деньги некоему Магомеду Магомадову, которого судят в Чечне за финансирование терроризма.

«Почерковедческая экспертиза, которую провели по инициативе следствия, показала, что подпись на подтверждающем перевод платёжном документе, не принадлежит Гаджиеву. После этой экспертизы в деле появились два ‘засекреченных свидетеля'», – сообщает правозащитный центр.

Оцените статью
Добавить комментарий