Дагестанцы — Путину: «Думает ли он о загробной жизни?»

Большая ежегодная пресс-конференция Владимира Путина состоится 19 декабря в Центре международной торговли в Москве. Общение с прессой в таком формате пройдет уже в 15-й раз. На мероприятие в этом году аккредитовано рекордное количество журналистов как российских СМИ, так и зарубежных – 1895 человек. В прошлом году их было около 1700.

Ожидается, что президент будет подводить итоги уходящего года, даст оценку важнейшим темам, обозначит повестку предстоящего года во внутренней и внешней политике, отвечая на вопросы прессы. Обычно общение длится 3-4 часа и транслируется центральными теле- и радиоканалами: «Россия-1», «Россия-24», «Первый канал», а также радиостанциями «Маяк», «Вести ФМ» и «Радио России». Журналисты подсчитали, что за это время глава государства обычно успевает дать ответы примерно на 70 вопросов.

Следить за эфиром будут и в Махачкале. В Национальной библиотеке Общероссийским народным фронтом запланирован совместный просмотр и обсуждение итогов пресс-конференции Путина для всех желающих.

«Кавказ.Реалии» поинтересовались у дагестанцев, о чем бы они хотели спросить Владимира Путина.

«Оправдывает ли себя в его представлении ‘десант варягов’ в Дагестан? Все ли задачи, поставленные перед [главой Дагестана] Васильевым на ближайшие два года руководства, были исполнены?», — спрашивает Эльдар Сайпудинов.

Самые распространенные вопросы наших опрошенных начинаются словами «Доколе?» и «Когда?».

«Когда в стране получится реализовать сменяемость власти? Как-то так. Целое поколение выросло при одном царе с плохими боярами», — поясняет Алихан Алмасов.

Многие сообщили, что вопросов к президенту не имеют уже давно.

«Вопросы задаются, если они есть. У меня же нет никаких», — говорит Заира Абдуллаева.

«Кому монарший трон передадите за неимением прямого наследника? Если честно, больше вопросов к нему не имею», — поделилась Сулгият Булгаева.

Такое мнение разделяют и журналисты.

«Не воспринимаю это местом, где задают вопросы и получают ответы. Просто озвучивание темы», — уверена Барият Идрисова.

Саида Нурмагомедова интересует позиция президента по поводу недавнего очередного скандала с WADA – Всемирным антидопинговым агентством.

«Выступил бы он на олимпиаде как независимый спортсмен?», — спрашивает мужчина.

Проблемы окружающей среды тоже волнуют дагестанцев.

«Когда наконец в российских городах прекратится уничтожение деревьев и зеленых насаждений? Думала, что только в нашем городе такое варварское отношение ко всему живому, но читая посты жителей других городов, поняла, что это эпидемия в масштабах всей страны», — возмущается Нана Эседова.

Нурият Джамалова опасается, что жители России будут ограничены в доступе к всемирной паутине.

«Будет ли интернет в России ограничен рунетом и каково его отношение к политике Северной Кореи, где люди живут в информационном голоде?», — задается вопросами женщина.

«Какие планы по развитию региональной авиации на ближайшие годы?», — интересуется Темир Полатинский. Мужчина работает в сфере пассажирских перевозок.

Хаджимурад Хайбулаев хотел бы задать вопрос личного характера: «Думает ли он о загробной жизни?».

Несколько человек напомнили об убийстве в 2016 году братьев Гасангусеновых — пастухов, которых силовики застрелили и объявили боевиками. Но тут же пришли к выводу, что задавать вопрос о расследовании этого дела – бесполезно. Год назад во время очередной пресс-конференции главы государства журналист из Дагестана Елена Еськина подняла эту тему. Путин дал указание Бастрыкину взять дело на контроль. Но спустя год расследование не особо продвинулось вперед, а виновные до сих пор не найдены и не наказаны.

«Про Гасангусеновых спросил бы. И попросил бы назначить меня премьером. У меня есть идеи», — отметил Марат Алиев.

Оцените статью
Добавить комментарий