Кто ответит за пытки?

Накануне, 14 декабря, правозащитный центр «Мемориал» направил в ЕСПЧ жалобу по так называемому «делу 14-ти». Это уголовное дело в отношении 14 жителей Курчаловского района Чечни, которых в январе-феврале 2017 года незаконно держали на территории полка №2 Патрульно-постовой службы полиции имени Ахмата Кадырова (ППСП-2). По данным правозащитников, под пытками задержанных вынудили признаться в участии в незаконном вооруженном формировании и хранении оружия. Все они получили сроки от 9,5 до 10,5 лет.

«Делу 14-ти» предшествовало нападение на силовиков в Грозном, которое произошло в ночь с 17 на 18 декабря 2016 года. Тогда предполагаемые боевики угнали полицейскую машину и проникли к дом к сотруднику правоохранительных органов. Когда силовики попытались остановить машину с нападавшими, произошла перестрелка. Как сообщалось, в ней были убиты четверо предполагаемых преступников, трое задержаны, еще троим удалось сбежать. В полицейских ориентировках фигурировали молодые люди в возрасте от 18 до 20 лет.

По сведениям источников «Кавказ.Реалии» в Чечне, декабрьское нападение стало для Рамзана Кадырова неожиданностью – после него было решено провести «зачистку» в молодежной среде и «привлечь» всех, кого заподозрили в симпатиях к радикалам. Вскоре начались массовые задержания молодых людей, юридически они никак не оформлялись.

Четырнадцать выходцев из Курчаловского района задержали в январе 2017 года. Как сообщал ПЦ «Мемориал», несколько недель их незаконно держали в подвале одного из помещений расположения полка №2 Патрульно-постовой службы полиции им. Ахмата Кадырова. Там задержанные подвергались пыткам, им угрожали, в том числе сексуальным насилием.

Согласно материалам дела, которые цитирует Правозащитный центр, между личными досмотрами, во время которых у них было обнаружено оружие или взрывчатка, и официально оформленным задержанием прошло от 10 до 36 дней.

Задержанные, а впоследствии и осужденные Эпсар Абубакаров, Нур-Али Абуев, Салах Алиев, Юнус Асуханов, Абубакар Чимаев, Сайд-Магомед Эдильханов, Бувайсар Довлетукаев, Абдул-Вахид Джабихаджиев, Адам Мусаев, Денилбек Мусаев, Магомед Мусаев, Сулейман Шовхалов, Юсуп Титиев и Хамзат Юсупов рассказывали об истязании электрическим током и избиениях металлическими трубами. Зажившие травмы, нанесенные в январе 2017 года, подтвердила судмедэкспертиза во время доследственной проверки. По словам юриста, все 14 человек дали согласующиеся между собой показания о пребывании в подвале ППСП-2.

Под пытками их заставили оговорить себя и признаться в участии в НВФ, а также в хранении оружия и боеприпасов, указывает «Мемориал». Во время рассмотрения дела в суде первой инстанции родственники подсудимых избегали гласности.

«Родственники стали общаться с правозащитниками на этапе апелляции – когда уже был вынесен приговор, и их дети получили сроки от 9,5 до 10,5 лет. Как я понимаю, на первом этапе на родных давили не прямыми угрозами, а обещаниями, что если они не будут поднимать шум, то их сыновья получат короткие сроки. Но в итоге, когда сроки оказались большими, они начали обращаться за помощью. Это был поэтапный процесс: сначала к нам пришли родственники одного подсудимого, потом другого, третьего… В ходе рассмотрения дела в Верховном суде Чечни постепенно мы начали представлять интересы всех четырнадцати осужденных», – рассказала в беседе с «Кавказ.Реалии» юрист ПЦ «Мемориал» Татьяна Глушкова.

Одним из осужденных по этому делу стал Юсуп Титиев, двоюродный племянник правозащитника Оюба Титиева.

В жалобе, которую «Мемориал» направил в ЕСПЧ, говорится о нарушении четырех статей Конвенции о защите прав человека: ст.3 запрет пыток; ст.5 право на свободу и личную неприкосновенность; ст.6 право на справедливый суд; ст.13 право на эффективное средство правовой защиты.

«Когда устанавливается нарушение права на справедливое судебное разбирательство, то по стандартам Европейского суда и российскому законодательству это является основанием для пересмотра приговора. Но гарантий реального пересмотра дела, конечно, нет», – объясняет Глушкова.

Она уточняет: коммуникация – это только первый этап рассмотрения. «У нас есть такие дела, в которых коммуникация жалобы в ЕСПЧ прошла достаточно быстро, а решение мы продолжаем ждать годы», – добавила юрист.

Член Совета по правам человека при главе региона Хеда Саратова в разговоре с корреспондентом «Кавказ.Реалии» сообщила о намерении проверить информацию «Мемориала» о пытках.

Оцените статью
Добавить комментарий