Депортация как жертвоприношение?

Чеченцы Сайд-Магомед Усманов и Мовсар Дохиев ожидают во Франции решения своей судьбы по вопросу депортации. Первый обвинен Россией в помощи осужденному в 2009 году за подготовку теракта в Москве Руслану Озниеву, а второй числится в картотеке Интерпола как особо опасный преступник, участник незаконного вооруженного формирования. Усманов находится в депортационной тюрьме, Дохиев – в тюрьме Леона.Родные обоих настаивают, что мужчины невиновны, а чеченская и даже ингушская диаспоры Франции митингует против их выдачи России.

В резолюции митинга, прошедшего 18 января на площади Республики в Париже, сказано, что на «родине их ждет мучительная смерть». В связи с этим беженцев из Чечни просят признать политически преследуемыми и не депортировать, не «делать жертвоприношения в угоду России». Документ передан главе французского МВД, сообщил председатель чеченской общественной организации «Барт-Маршо» Джамбулат Сулейманов.

Усманов несколько лет отбывал в заключении, после чего префектура департамента Валь д’Уаза потребовала его выдворения из страны, как нежелательное лицо. Префект в судебном иске указывает, что Усманов не предоставил оснований считать, что его права в России будут нарушены.

Однако Европейский суд по правам человека приостановил процесс депортации до рассмотрения его жалобы по существу, поскольку быстрая высылка и отказ выслушать позицию беженца нарушает ст. 34 Евроконвенции по правам человека.

Кроме того, ЕСПЧ ставит перед французскими чиновниками вопросы: учитывается ли, в свете сообщений о текущей ситуации в Чечне, факт, что заявителю угрожает опасность подвергнуться насилию, запрещенному положениями ст. 3 Конвенции, и сможет ли заявитель воспользоваться международной защитой при необходимости? Суд должен состояться в ближайшее время.

Сайд-Магомед Усманов

Сайд-Магомед Усманов

Корреспонденту «Кавказ.Реалии» удалось связаться с Усмановым. Он полагает, что Европейский суд не позволит Франции депортировать его в Россию, но и юридических оснований отправлять его в какую-либо другую страну тоже нет.

Собеседник отметил, что он живет в Европе с 2004 года, успел получить вид на жительство и поступить в вуз, планировал стать программистом. По свидетельству правозащитной организации «Гражданское содействие», дела Озниева и Усманова были сфабрикованы. Озниев подвергался пыткам в колонии и мог оговорить земляка.

Во Франции оба жили в городе Ле-Мон, но не были знакомы. Однажды Усманов помог другу забронировать билет в Стамбул для своего знакомого – тот летел за товаром для своей фирмы. Этим знакомым и оказался Озниев. Спустя короткое время он был арестован в Москве. Факта заказа ему билета хватило для обвинения Усманова в соучастии преступлениям.

«Меня могут тут [в депортационной тюрьме] держать несколько месяцев. До этого три года отсидел в обычной. Вид на жительство мне аннулировала префектура. Всех иностранцев, кто прошел тюрьму, пытаются выдворить. Но я невиновен, меня осудили, опираясь лишь на данные российских спецслужб», — заявил Усманов.

Мовсар Дохиев

Мовсар Дохиев

Родственник Дохиева рассказал «Кавказ.Реалии», что решение о депортации беженца уже принято и даже адвокат утверждает, что способы защиты через суд исчерпаны. Чтобы отсрочить выдворение, Дохиев заново попросил убежище у Франции.

«Мовсар жил в Чечне и работал во вневедомственной охране. Несколько лет назад его завербовали обманным путем, он поехал в Сирию. На месте разобрался что к чему, не пожелал воевать и спустя месяц перебрался во Францию. Просил убежище, но получал отказы. За время ожидания успел жениться. А в 2016-м году Россия объявила его в международный розыск. Дохиева арестовали и осудили на два с половиной года тюрьмы. Семья потратила на адвоката несколько десятков тысяч евро, но все тщетно», — рассказал собеседник. Он полагает, что защитников запугали французские спецслужбы.

Оцените статью
Добавить комментарий