Свобода для Хамхоева? Экс-начальнику Центра «Э» часть срока заменили на принудительные работы

Экс-начальнику Центра по противодействию экстремизму МВД по Ингушетии Тимуру Хамхоеву Тагилстроевский районный суд Свердловской области заменил часть срока на принудительные работы. Экс-силовику оставалось сидеть почти три года.

«Оставшееся наказание ему заменили принудительными работами, [которые займут] 2 года 10 месяцев и 27 дней, а также удержанием 15% заработной платы в доход государства», – сказал представитель суда.

Однако в Нижнетагильской прокуратуре с выходом Хамхоева из колонии не согласились. Поэтому на решение Тагилстроевского суда о смягчении наказания бывшему цпэшнику было внесено апелляционное представление.

Дело Тимура Хамхоева и его подчиненных стало одним из самых громких на Северном Кавказе. Обвинительный приговор экс-начальнику ЦПЭ называли прецедентом. Впервые высокопоставленный силовик из Центра по противодействию экстремизму был признан виновным в пытках задержанных.

Хамхоева задержали 6 декабря 2016 года. Изначально ему было предъявлено обвинение в разбое. Спустя две недели ему вменили превышение должностных полномочий с применением насилия в отношении супругов Магомеда и Марем Далиевых. Затем такое же обвинение было предъявлено и коллегам Хамхоева. На суде Марем Далиева рассказывала, как силовики заставляли ее оговорить себя и признаться в ограблении банка: женщине в рот заливали водку и пытали током. Ее муж умер после допроса в ЦПЭ.

Год спустя, в январе 2017-го, было возобновлено ранее приостановленное расследование уголовных дел по факту применения пыток к Магомеду Аушеву и Зелимхану Муцольгову. Оба потерпевших утверждали, что их жестоко пытали сотрудники ЦПЭ.

Летом 2018 года Нальчикский гарнизонный военный суд приговорил Хамхоева к семи годам колонии общего режима по статье 286 (превышение должностных полномочий). Его признали виновным в грабеже, вымогательстве, совершенном группой лиц по предварительному сговору с применением насилия в крупном размере, превышении полномочий с применением насилия и оружия и похищением документов.

Впоследствии Хамхоев пытался выйти по УДО, а когда суд ему отказал – обжаловал это решение.

Теперь, если апелляция прокуратуры не будет удовлетворена, Хамхоев отправится на принудительные работы. Они подразумевают жизнь в исправительном центре и постоянное нахождение на его территории, а также выполнение тех работ, на которые направит администрация центра. Однако за пределы территории исправительного центра можно выехать по разрешению руководства.

«Я любое решение о смягчении или фактическом освобождении в отношении полицейских-пыточников расцениваю отрицательно. Мало отсидели», – прокомментировал эту новость в беседе с «Кавказ.Реалии» адвокат по делу Далиевых Андрей Сабинин.

Руководитель северокавказского филиала «Комитета против пыток» Дмитрий Пискунов называет смягчение наказания силовикам распространенной в России практикой.

«Полицейские по ст. 286 УК РФ [превышение должностных полномочий] в несколько раз чаще получают оправдательные приговоры, чем в среднем по России. Им чаще дают условные сроки. Им проще выйти по УДО. Система своих бережет. Гораздо более чревато отсутствие лояльности к руководству, чем применение незаконной силы», – сказал правозащитник.

Новость о замене части срока Хамхоева на принудительные работы вызвала большой резонанс в Ингушетии.

«Пока фигурантов дела ингушского ЦПЭ успели арестовать, осудить и они уже выходят на свободу, многие их жертвы до сих пор находятся в местах лишения свободы, будучи осужденными по делам, которые вели эти полицейские», – напомнил глава ингушского отделения партии «Яблоко» Руслан Муцольгов.

«Наказание за преступление, совершенное человеком, наделенным властью, должно быть более суровым, чем для обычного гражданина, а не наоборот, как сейчас, когда жители страны чаще становятся жертвами обезумевшего от власти человека», – заключил Муцольгов.

Оцените статью
Добавить комментарий