«Давайте свои бомбы»

27-летний Айтахаджи Халимов разместил в соцсети видео, посвященное чеченской войне, после чего был задержан в Калининграде по подозрению в оправдании терроризма. Его близкие уверены, что Халимов невиновен – у него нет связей с Чечней. Они добиваются, чтобы его признали узником совести. Между тем известно, что его семья знакома с семьей главы Чечни Рамзана Кадырова, пишет «Север.Реалии».

Айтахаджи и Камила Халимовы

Айтахаджи и Камила Халимовы

Айтахаджи Халимова задержали в Калининграде 24 декабря из-за трех видеороликов, которые он разместил на своей странице во «ВКонтакте». Документальное видео рассказывает о первой чеченской кампании 1994–1996 годов. Сейчас ему вменяется статья 205.2 («Публичные призывы, оправдание или пропаганда терроризма»). В декабре суд арестовал Халимова до 24 февраля.

Два видеоролика сделаны в виде клипов: кадры войны в Чечне под музыку. Только в одном из роликов, минутном видео под названием «Они выиграли эту войну», есть закадровый текст. Голос за кадром говорит, что «в сопротивлении чеченцев было что-то героическое», они «противостояли сопернику, во много раз превосходящему их собственные силы», «показывали несокрушимый моральный дух» и в итоге «вытеснили русских из Грозного». Эти ролики до сих пор не заблокированы и находятся на странице Халимова в общем доступе.

Чеченец Айтахаджи Халимов вместе с женой Камилой приехал в Калининград в октябре прошлого года из Казахстана. Молодые люди практически всю жизнь прожили в небольшом поселке Малая Сарань Карагандинской области. Летом поженились и решили перебираться в Россию. Посчитали, что здесь больше перспектив.

– Ехали с целью жить, работать, растить детей. Калининград очень понравился, здесь много красивых мест, море. Переехали и каждый день с друзьями и родственниками общались по видео и говорили, как мы рады, что здесь оказались. Планировали, что следом приедут родители, хотели все вместе перебираться, – рассказывает Камила.

В Казахстане ее муж танцевал в чечено-ингушском ансамбле «Вайнах», участвовал в международных конкурсах, играл в футбол. Работал охранником, помощником директора. И никогда не говорил о национализме или терроризме, говорит Халимова.

– Мы современная семья, у нас друзья и родственники самых разных национальностей. Мой старший брат дружил с Айтахаджи с детства, и он в жизни бы не разрешил мне выйти за него, если бы тот был какой-то плохой. Если бы он был каким-то националистом или террористом, он бы, во-первых, женился бы на чистокровной чеченке. И на своей странице в соцсетях тоже бы сидел не под своим именем. Когда к нам в дом ворвались, силовики, наверное, ожидали увидеть другое. А тут жена нормальная, муж нормальный. Расстроились, наверное.

Ансамбль, в котором танцевал Халимов в Казахстане

Ансамбль, в котором танцевал Халимов в Казахстане

Предки Халимова были депортированы из Чечни в Казахстан после Великой Отечественной войны. А в 1990-х его родители вернулись на родину, как в то время делали многие чеченцы из казахской диаспоры. В Чечне в 1993 году у них родился Айтахаджи. Ребенком он видел войну.

– Как раз 1994–95-й годы была война. Он был маленький, но помнит, как они куда-то бежали, как в подвалах сидели. Говорил, что это было страшно. Я думаю, муж те ролики опубликовал, потому что ему это напомнило войну. Он даже не думал, что эти ролики можно опубликовать с целью оправдания терроризма, – уверена Камила.

В шестилетнем возрасте Айтахаджи увезли в Казахстан – умер его отец, и мать с детьми решила вернуться в Малую Сарань к родственникам. С тех пор в Чечню Халимов приезжал только один раз, когда был подростком, рассказывает Камила.

Сама она по отцу чеченка, мать – русская, и в прошлом году она получила российское гражданство по программе переселения соотечественников. В Калининграде у Камилы живет тетя. А еще здесь пустовала квартира бабушки, и было решено ехать именно в Калининград. После приезда Халимов несколько месяцев ждал разрешения на временное проживание (РВП) в России, прошел медкомиссию, сдал экзамен на знание русского языка и истории. В ожидании гражданства подрабатывал на стройках разнорабочим. Камила тем временем подтвердила казахский диплом медколледжа и устроилась медсестрой в поликлинику.

23 декабря Халимов получил долгожданное РВП. А рано утром 24-го в квартиру ворвались люди в масках.

– В шесть утра стук в дверь. «Кто там?» – «Паспортный контроль». Я испугалась. Он открывает дверь, тут залетают в масках, с автоматами, его на пол, крутят. Я давай кричать. Нам сказали, мол, не переживайте, это учебная проверка. А потом я поняла, что они не просто так пришли. Стали у него спрашивать, какие данные у тебя, какая у тебя страница «ВКонтакте», – вспоминает Камила Халимова.

Визитеры не показали документы и постановление на обыск. Но потребовали предъявить боеприпасы и деньги – ни того, ни другого у семьи не было.

– Сказали: «Давайте свои бомбы, оружие, деньги, где у вас что лежит, какая у вас исламская литература». Все обыскали – ничего нет. Потом задавали Айтахаджи вопросы: как он прошел границу, как часто бывал в Дагестане. Проверили папку с документами, посмеялись, что у нас там сертификат на знание русского языка лежит, – говорит Камила. – В конце они составили протокол и написали, что будет изъято: мой личный компьютер и телефон мужа.

Камила Халимова

Камила Халимова

В это же время пришли в квартиру ее тети, у которой временно был зарегистрирован Айтахаджи. Сам он был задержан после обыска, и потом двое суток Камила не могла выяснить его местонахождение.

– Узнала, когда уже суд отправил его в СИЗО до 24 февраля, – говорит Камила. Информацию предоставили только после ее жалобы в прокуратуру. Хотя сама жалоба осталась без ответа.

За два месяца, что Халимов сидит в СИЗО, жену к нему пустили только один раз.

– Такая страшная статья, а он всего лишь загрузил ролик во «ВКонтакте» про первую чеченскую войну! Причем из открытого источника. Это была не любительская съемка – это документальный ролик, как видео про Великую Отечественную войну, Афганистан. Даже в художественных фильмах можно увидеть более жестокие кадры. Это все в открытом доступе. Но если это не разрешено, почему это видео до сих пор не заблокировано? – задается вопросом Камила.

По ее словам, в СИЗО у мужа стала прогрессировать почечная недостаточность. Из-за этой болезни в 2017 году он был комиссован из армии. Сейчас Айтахаджи испытывает сильные боли, а медпомощи не получает, говорит Камила:

– Я пошла к нему на свидание 22 января, и он мне сказал: передай мне обезболивающие, мол, вызвал врача, анализы так и не взяли. Что это за беспредел, нет помощи – ничего! Мы до сих пор не знаем его точного диагноза. Больше я его не видела, не слышала, разрешения на свидания не дают.

Сейчас Камила на 19-й неделе беременности. Чтобы поддержать внучку, из Казахстана прилетела ее бабушка, Надежда Ермоленко.

– Терроризм в моем понятии – это когда взрывают, поджигают, убивают. А тут – посмотрел ролики. Если это связано с нацией, то они не знают эту нацию. В каждой нации есть хорошие и плохие, и террористы – и у русских, и у хохлов, и у чеченцев, – говорит Ермоленко.

Камила и ее бабушка Надежда Ермоленко

Камила и ее бабушка Надежда Ермоленко

В Казахстане у Айтахаджи не было ни одного привода в полицию. Семья запрашивает характеристики, и «там все в шоке: как этот самый тихий парень может в таком обвиняться?», пересказывает его супруга.

– Я уже здесь узнала, что я в положении, – рассказывает Камила. – Обрадовались оба. Получается, создали семью, а семьи нет. Это клеймо на всю жизнь, его даже дворником не возьмут, люди будут бояться. Скорее всего, его вышлют отсюда, РВП аннулируют. А я гражданка России – меня из Казахстана будут гнать. Что теперь будет с нашей семьей? Я жена «террориста», у детей будет отец «террорист». И где нашей семье теперь жить?

3 февраля адвокат задержанного Мария Бонцлер рассказала редакции «Север.Реалии», что следствие провело предварительную экспертизу в Южном экспертном центре в Волгограде и та подтвердила, что в роликах есть оправдание терроризма. Бонцлер будет ходатайствовать о проведении независимой экспертизы в Санкт-Петербурге.

– Парень родился в Чечне, видел войну и стал интересоваться этой темой. И на открытом сайте нашел несколько видеороликов, как проходила первая чеченская война. Там говорилось, что огромная Россия напала на маленькую Ичкерию, ее бомбили, но они выстояли. Он перепостил это видео как исторический контент. Еще в его телефоне вроде нашли биографию Дудаева – это тоже ему инкриминируют, – рассказала адвокат. На следующий день после интервью корреспонденту сайта «Север.Реалии» с Марии Бонцлер взяли подписку о неразглашении информации по делу.

По словам адвоката, Халимов – дальний родственник семьи главы Чечни Рамзана Кадырова. Камила подтвердила это, но подробностей она не знает.

– Дед Рамзана Кадырова и дед Айтахаджи работали на одной шахте, жили в домах по соседству, а сейчас похоронены на одном кладбище. Отец Кадырова, Ахмад-Хаджи Кадыров, тоже родился в Малой Сарани, прожил там шесть лет. Дядя моего мужа тесно дружил с ним, – говорит она. – И я знаю, что Рамзан Кадыров, когда приезжал в Казахстан, приходил к деду Айтахаджи, есть семейные фото.

Фото из семейного архива с Рамзаном Кадыровым

Фото из семейного архива с Рамзаном Кадыровым

Есть и фотографии с Кадыровым, где вместе с президентом Чечни запечатлены дядя и тетя Халимова.

У Мария Бонцлер есть еще одно дело по статье 205.2 УК РФ. Обвиняемый – калининградец, обозвавший Путина матом – и тоже в социальных сетях.

– Это местный парень, который нашел видеоролик, как в Австралии взорвали мусульманскую мечеть. А до этого у него были проблемы с мусульманами. И вот он написал, что вся Россия гибнет из-за мусульман, и обвинил Путина в этом. И еще написал, что их всех убивать надо. Но привлекли его не за это, а за то, что в этом посте он Путина матом обозвал. Его тоже обвинили в оправдании терроризма. Пока он не задержан, – пояснила адвокат. – Вот и получается: этот против мусульман, а тот (Халимов) мусульманин. И оба попали.

Оцените статью
Добавить комментарий