«Как сказал генерал Шаманов, нужно было проявить жесткость и закончить сопротивление»

В офисе правозащитного центра «Мемориал» обсудили обстрел чеченского села Катыр-Юрт, который произошел 20 лет назад.

В конце января 2000 года боевики покинули Грозный и направились в горы. Маршрут пролегал через село Катыр-Юрт, который российским командованием был объявлен «зоной безопасности». Боевикам дали войти в село, после чего федеральные войска начали бомбардировку. В это время в Катыр-Юрте находилось около 25 тысяч мирных жителей и беженцев.

Председатель совета ПЦ «Мемориал» Александр Черкасов отметил, что тогда эту операцию преподнесли как «блестящую победу» и «разгром чеченских боевиков». Однако при ближайшем рассмотрении стало понятно, что это – «тяжкое преступление» и «большая человеческая трагедия».

При этом, по его словам, стало сразу понятно: добиться справедливости будет тяжело.

«Когда они [боевики] вошли, замыкают оцепление… Что происходит дальше? Людей не выпускают через блокпосты, выставленные вокруг села, людей не оповещают, что из села надо уходить. Потом начался обстрел. Итог – боевики ушли в горы. Как квалифицировать действия военных? Вопрос ‘Кто виноват?’ мы пытались ставить перед властями и перед Европейским судом по правам человека», – рассказал Черкасов.

По словам руководителя международной практики правозащитной группы «Агора» Кирилла Коротеева, благодаря жалобам в ЕСПЧ удалось узнать об этой операции больше, чем можно было бы выяснить, общаясь с пострадавшими.

«Каким бы ущербным ни было российское следствие, оно допросило по этому делу достаточно много военных. Эти допросы были представлены в ЕСПЧ правительством РФ, которое пыталось показать, что они провели следствие. Там была информация о применявшемся вооружении, среди которого были авиационные бомбы ФАБ-250 и ФАБ-500. Цифры означают радиус поражения», – сообщил Коротеев.

ЕСПЧ, обращает внимание он, жестко высказался о действиях российской власти. Суд указал, что «это была не спонтанная операция» и что применение вооружения «не избирательного действия в густонаселенной местности несовместимо с правовыми нормами».

Обсуждение трагедии в офисе "Мемориала"

Обсуждение трагедии в офисе «Мемориала»

Первое решение по Катыр-Юрту ЕСПЧ вынес в 2005 г., следующее – в 2010-м, затем – в 2015 году. Такие длительные промежутки дали Страсбургу возможность оценить эффективность расследования спустя время.

«Суд сказал: ‘Мы вынесли решение в 2005-м, и что мы сейчас видим? Мы видим, что расследование проводится, чтобы попытаться опровергнуть наши выводы, а не для того, чтобы установить виновных'», – напомнил Коротеев.

По его словам, из-за того, что власти не признают своей ответственности за трагедию, пострадавшие не получили ни материальной, ни психологической помощи.

«Не было сделано выводов из произошедшего, – отмечает представитель ‘Агоры’. – Это значит, что не изменен подход к применению вооруженных сил, не изменены уставы, не изменены практики подготовки военных, поэтому ровно то же самое, что мы видели в Катыр-Юрте, проявляется и в других местах, где Россия применяет силу – в Грузии, Украине и в Сирии».

Адвокат Докка Ицлаев отметил, что до сих пор следствие не поставило перед генералами следующие вопросы: «Почему боевики не были заблокированы на подступах к селу?» и «Почему они целенаправленно запустили боевиков в населенный пункт, объявленный ‘зоной мира?'».

По мнению Ицлаева, это был «урок жестокости, чтобы впоследствии не было никакой партизанской войны», чтобы не было поддержки боевикам и т.д.

«И чтобы, как сказал генерал Владимир Шаманов, проявить жесткость и закончить сопротивление», – процитировал Ицлаев слова Шаманова из материалов, предоставленных в ЕСПЧ.

Оцените статью
Добавить комментарий