«Наши спецслужбы прошли хорошую ‘обкатку’ на Кавказе»

10 февраля был вынесен приговор по нашумевшему делу «Сети». Несколько молодых людей из Пензы получили длительные сроки по обвинению в терроризме. Они же уверяют, что все их встречи ограничивались игрой в страйкбол.

Мальчишкам предстоит провести не один год в колонии: судья счел доказательства обвинения достаточными, несмотря на то, что по большей части они основаны на признательных показаниях самих подсудимых. Они не раз заявляли, что дали их под пытками.

«Мы не знаем, почему такие сроки, суд озвучил лишь вводную и резолютивную часть приговора, – рассказал ‘Кавказ.Реалии’ адвокат одного из осужденных Тимур Мифтахутдинов. – В течение пяти дней мы получим описательную часть и сможем делать выводы. Будем подавать жалобы вплоть до ЕСПЧ».

Раньше обвинения в терроризме касались в основном уроженцев Северного Кавказа. Деятельность многих из них связывали с различными исламскими организациями, в том числе и запрещенными в России.

«Представители наших спецслужб прошли хорошую ‘обкатку’ на территории Северного Кавказа, – рассказал ‘Кавказ.Реалии’ адвокат международной правозащитной организации ‘Агора’ Виталий Черкасов. – Раньше там можно было использовать любые методы дознания, в том числе и применение пыток. Этот опыт стал использоваться за пределами Кавказа, теперь уже не в отношении представителей конкретных народностей, но и всех, кто попадает в поле их зрения».

Юрист «Комитета против пыток» Дмитрий Пискунов считает, что дело «Сети» – не первое в Центральной России.

«До Центральной России добрались гораздо раньше, по экстремистским статьям осуждали и правых, и левых активистов, – напоминает Пискунов. – Дело ‘Сети’ или дело ‘Нового величия’ – далеко не первые ласточки, а лишь продолжение и развитие тренда, набиравшего обороты с конца нулевых. С уголовным делом против самих осуждённых я не знакомился, говорить что-то об их виновности или невиновности не могу. Но мне известно, что проверка их заявлений о пытках была проведена крайне неэффективно».

За процессом тщательно следят общественные деятели и журналисты. Никто не оценивает степень вины осужденных молодых людей, но все им сопереживают.

«Фабрикация дела о терроризме, жестокие пытки, огромные сроки заключения, которые мы увидели в деле пензенских левых активистов, безусловно, напоминают многие схожие дела на Северном Кавказе, – уверена журналистка Юлия Сугуева. – Только в этом случае резонанс был шире, потому что дело, во-первых, произошло в центре [Пенза] и на северо-западе [Санкт-Петербург], во-вторых, о происходящем узнали через несколько месяцев после задержания первых фигурантов и следили за ним постоянно».

Сугуева обращает внимание: про некоторые кавказские дела становится известно буквально перед приговором.

«Ну и, к сожалению, террористические дела на Северном Кавказе действительно привычны и для местных жителей, и для остальных россиян, – признает собеседница ‘Кавказ.Реалии’. – Многие по-прежнему верят, что все обвиняемые и осужденные действительно имели отношение к терроризму – стереотипы в этом плане очень живучи, а те, кто не верят, устали удивляться или возмущаться. Как ни странно, даже на себе это ощущаю: я не освещала дело ‘Сети’, но следила за ним пристальней, чем за последними делами в Дагестане или других республиках СКФО, подмечала эти действительно пугающие сходства в методах ‘выбивания доказательств'».

Правозащитники настроены не слишком оптимистично.

«Когда мы впервые стали доводить дела о пытках до судов, до вынесения приговоров, народ признал, что проблема есть, – подчеркивает Черкасов. – А потом понял, что ничего с этим сделать нельзя. Люди стали думать, что это просто бытовой брак в работе сотрудников полиции. А я думаю, что должно произойти, чтобы что-то изменилось? Расчлененка в отделе? Поедание плоти?»

В ближайшие дни адвокаты пензенских фигурантов дела «Сети» собираются подавать апелляцию, а 25 февраля возобновится процесс по питерским обвиняемым.

«Далеко не каждый в Пензе в курсе дела ‘Сети’, – рассказала ‘Кавказ.Реалии’ освещавшая процесс журналистка Анна Власова. – Когда мы стояли в одиночных пикетах на центральной улице города, к нам подходили, задавали вопросы. Были доброжелательные люди, одного парня даже обняли. Были и грубые. Массовых пикетных акций тут не происходит. На приговор приехало около ста человек из Москвы, Питера и других мест, поэтому удалось за день до приговора и в день приговора провести пикеты. Для Пензы это было высоким уровнем активности».

Анна, по собственному признанию, не знает, что будет дальше.

«Сейчас опасно проводить встречи, участники которых заинтересованы в активизме, политической деятельности и занимаются чем-то подобным, – расстраивается она. – Другое дело, что ни в случае ‘Сети’, ни в случае «Нового величия’ это не были действительно организованные группы, скорее, просто сообщества ребят, которые обсуждали политику и делали вместе фестивали, занимались экоактивизмом. Эти группы не были жесткими и замкнутыми. Да, в этом нет ничего незаконного, но в России 2017, 2020 годов нельзя уже собираться вместе, обсуждать политические перемены и вероятность революции, а потом играть в страйкбол. Это опасно».

Оцените статью
Добавить комментарий