Нет никаких цифр: в Абхазии снова обсуждают возможность добычи нефти

Вопрос добычи углеводородов в Абхазии стоит особенно остро последние несколько лет. Как шутят в республике, за нефть в нынешних реалиях выступают заинтересованные. Тех, кто против, согласно различным общественных акциям, кампаниям и обсуждениям в соцсетях, — больше.

Геологическая разведка нефти в акватории Черного моря проходит в десятках стран. Абхазия привлекла к себе внимание как регион-источник нефти впервые еще после окончания Второй мировой войны. По предварительным данным, составленным еще в Советское время, запасы нефти на шельфе Абхазии — около 300-500 миллионов тонн. Однако, как говорят узкопрофильные эксперты, сегодня компании не могут приступить к добыче нефти, основываясь на данных тех лет. Потому компании проводят собственные геологоразведочные работы с помощью современного, более точного оборудования.

“Роснефть” вошла в Абхазию 26 мая 2009 года. Было заключено пятилетнее соглашение о сотрудничестве между “Роснефтью” и Минэкономики республики. Тогда стороны заявили о намерении развивать сотрудничество в таких областях, как геологическое изучение и разработка нефтегазовых месторождений, добыча углеводородов, реализация нефти, природного газа и нефтепродуктов. Обществу сказали — никакой добычи нефти в ближайшие десятилетия быть не может, не переживайте.

Но уже в апреле 2013 года, тогдашний премьер-министр Леонид Лакербая подписал распоряжение, в соответствии с которым ООО “Роснефть – шельф Абхазии” были предоставлены права на разведку и добычу углеводородного сырья на Гудаутском шельфе сроком на 45 лет.

«Роснефть» не единственная компания, претендующая на разработку залежей нефти в Абхазии. В мае 2014 года правительство того же Лакербая предоставило право компании ООО «АпсныОйл» на геологическое изучение, разведку и добычу углеводородов на территориях Очамчырского, Ткуарчалского, Галского районов и в восточной части акватории Черного моря у берегов Абхазии. В марте 2018 года, когда президентом был Рауль Хаджимба, а премьер-министром Беслан Барциц, «АпсныОйл» продлевают деятельность, так как уложиться в отведенные сроки не получилось.

Периодически вопрос добычи нефти в Абхазии становится особенно острым. Происходит это в периоды активных действий со стороны компаний и совпадает с внутриполитическими кризисами. Несколько недель назад, например, к Окумской скважине (Ткуарчалский район) приехали около 30 мужчин, среди которых были и ветераны войны. Их поездка была связана с тем, что на участок завезли оборудование и возможно планировали приступать к каким-то работам. Мужчины потребовали тут же все прекратить, и, по информации одного из участников акции, им пообещали выполнить их просьбу.

Еще противники часто вспоминают слова первого президента Владислава Ардзинба. В одном из своих интервью в 2005 году он сказал: “Хочу особо подчеркнуть, что я в принципе против разработки нефти в Абхазии — и в связи с политическими причинами, и в связи с экологическими. Разработка нефти — это постоянная угроза экологии. Наша страна является уникальным заповедником, она может стать центром международного туризма. Десятки стран живут за счет туризма и курортов, это такой же ресурс, как и нефть, который может обеспечить благосостояние народа. Вместе с тем хорошо известны примеры регионов, в которых добывается громадное количество нефти, а население в них влачит нищенское существование, в то время как обогащаются олигархи, есть и примеры того, как страдают народы из-за войн и конфликтов, порожденных борьбой за нефтяные ресурсы”.

Противники нефтедобычи заявляют, что экономику можно поднять и туризмом

Противники нефтедобычи заявляют, что экономику можно поднять и туризмом

Оба основных претендента на президентский пост были на руководящих должностях, когда подписывались договоры с компаниями. Аслан Бжания в 2013 и 2014 возглавлял Службу госбезопасности, а Адгур Ардзинба в 2018 — министерство экономики. В связи с очередным обострением “нефтяного вопроса”, кандидаты на разных встречах высказывались о своем отношении.

Кандидат в президенты Аслан Бжания был приглашен на деловой завтрак, организованный “Деловыми женщинами Абхазии”. Это случилось до того, как он попал в больницу.

На встрече его спросили о нефтедобыче, которая в последнее время обсуждается особенно активно. Бжания напомнил, что по теме геологоразведки и последующей добычи нефти работает парламентская комиссия, в нее он входит как участник. Начальная цель у этой комиссии — установление всех обстоятельств и оснований, предшествовавших запуску деятельности в данном направлении и соответствие действий властей и иных заинтересованных структур законам Абхазии, интересам государства и народа.

“Комиссии предстоит сделать свое заключение о правомерности, целесообразности, допустимости и условиях реализации проекта. Основываясь на нормах политической культуры, считаю неправильным развернуто и детально высказывать свою точку зрения до завершения работы комиссии, утверждения итогового документа парламентом и его обнародования. Другое дело, что объективности ради должен признать, что работа указанной комиссии неоправданно затянулась. И ответственность за это во многом несет исполнительная власть”, — ответил кандидат в президенты.

Во время участия в политсовете политической партии “Апсны” и собрания ветеранов войны кандидат в президенты Адгур Ардзинба сказал о добыче углеводородов следующее: “Я был министром экономики пять лет, вице-премьером. Тем не менее, у меня нет цифр и данных о количестве, о качестве и всех остальных параметрах запасов нефти в стране. Уверяю вас, если у меня их нет, ни у кого в Абхазии их нет, и в России тоже. Все остальное — домыслы! То, что мы слышим иногда: “Вот начнем добывать нефть, и все школы будут отремонтированы, начнут ходить пароходы, летать самолеты”, — для того, чтобы так рассуждать, нужны цифры. Мы с вами считать хорошо умеем”.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенной республике Абхазия

Оцените статью
Добавить комментарий