Лишенная прав на детей

Шалинский суд Чечни рассмотрит дело Ольги Марковой, россиянки, живущей в Австрии. Она судится за возвращение двоих сыновей: десятилетнего Ясина и девятилетнего Ильяса. В 2014 году их отец, уроженец Чечни Саид Хасан Магомадов, вывез детей без ее ведома, отпросив погулять, из города Брегенц. Он поселил их в своем родном селении Дуба-Юрт. С тех пор мать сыновей не видела и не слышала. Младший из детей находился еще на грудном вскармливании, рассказывает Маркова.

По ее словам, Шалинский районный суд незаконно лишил ее материнских прав. Магомадова же ищет полиция Австрии. Он же сам утверждает, что мать детей находится в бегах и уклоняется от алиментов.

С Магомадовым Маркова, по ее словам, познакомилась в 2009 году в Австрии, куда приехала учиться. Он имел статус беженца, как преследуемый по идеологическим мотивам в Чечне. Женщина приняла ислам, они сочетались религиозным браком и стали жить вместе, однако после рождения второго ребенка отношения испортились.

Магомадов поселил в съемной двушке свою мать и сестер, приехавших просить убежища, а Марковой, по ее словам, стал грубить и поднимать на нее руку и угрожать, что отнимет детей.

Женщина решила разорвать отношения, дети остались с ней. Магомадов нередко заходил к сыновьям и угрожал и запугивал. Маркова говорит, что не препятствовала общению детей с отцом и никуда не жаловалась.

Детей отец выкрал детей в августе 2014 года. Не вернул с очередной прогулки. В тот же вечер Маркова написала заявление в полицию, но ни мужчину, ни мальчиков найти не удалось. Через несколько недель Магомадов появился в Брегенце снова, но уже один. Прокуратура предъявила ему обвинение в похищении малолетних и пригласила в суд по лишению его прав опеки. Дважды Магомадов не являлся на заседания, а потом покинул страну. Об этом сказано в полицейском протоколе (имеется в редакции).

К тому времени, как австрийский суд лишил его опеки над сыновьями, он уже был с ними в Чечне. Об этом сообщил его австрийский адвокат.

Ольга Маркова

Ольга Маркова

В решении окружного суда Брегенца от 18 августа 2014 года, подписанного судьей Александером Фриком, сказано: “Для благополучного развития ребенка необходимо поддерживать контакт с обоими родителями при условии, что от кого-либо из них не исходит угроза благополучию ребенка. Если дети останутся с матерью в Австрии, их благополучие будет гарантировано, и отцу была бы предоставлена возможность подать заявление о праве единоличной опеки над обоими детьми, не забирая их у матери. Суд принимает решение обязать отца выдать проездные документы детей”.

Также решено взыскать с Магомадова алименты.

В ответ из Чечни пришло судебное решение от 16 ноября 2014 года о лишении Марковой родительских прав по иску Магомадова (имеется в редакции) и взыскании с нее алиментов. Этот документ австрийские судьи к рассмотрению не приняли, так как усомнились в его подлинности.

В решении, подписанным шалинским судьей Адамом Хумиговым, сказано, что, по словам истца, Маркова жила с ним и детьми в чеченском селе Чири-Юрт, а в 2013 году уехала и ни разу не поинтересовалась сыновьями, не навещала и не обеспечивала их.

Маркова рассказала «Кавказ.Реалии», что в Чечне она ни разу не бывала, никаких уведомлений о суде в Шали не получала. А жизнью похищенных детей не только интересовалась, но и слала один за другим запросы в российские ведомства с просьбой помочь их вернуть. Все обращения спускались в Чечню, а оттуда женщине писали, что дети с отцом. Лишь в прошлом году Марковой удалось получить материалы суда, нанять адвоката в Чечне и возобновить дело. Она также узнала, что Ясин и Ильяс живут в селе Дуба-Юрт и учатся в местной школе. Ответ на запрос из школы имеется в редакции.

В акте жилищно-бытовых условий дома Магомадова в Чири-Юрте говорится, что Зина Магомадова, бабушка детей и мать истца, проживает вместе с ними. Маркова же утверждает, что Магомадова живет в Австрии с 2011 года и получила там убежище.

В протоколе заседания Шалинского суда фигурирует имя главного специалиста районного отдела опеки и попечительства Малкан Усмановой.

“Я знаю эту семью, была у них. Мать детей с 2013 года уехала и больше не появлялась”, – заявила Усманова.

Но эти слова опровергаются документами из Австрии: например, справками из детской больницы о том, что сыновья Марковой вместе с матерью проходили там лечение в 2013 и 2014 годах.

В апелляционной жалобе Маркова просит отменить решение суда о лишении ее материнских прав, поскольку для этого нет никаких оснований, судья действовал исходя из слов истца, то есть заинтересованной стороны. Согласно ее словам, Магомадов не занимается воспитанием детей: они кочуют по дальним родственникам.

Заседание по рассмотрению жалобы было назначено на середину апреля, но в связи с объявлением нерабочих дней в России, переносится на неопределенный срок.

Корреспондент “Кавказ.Реалии” связался с Магомадовым. На вопрос о судебной тяжбе с Марковой он заявил, что не желает обсуждать это публично.

“Найдите другую тему. Статья получится не очень. Не надо вообще никак освещать ни мою историю, ни мою семью. Если выложите что-то, то это будет клеветой на меня. Нельзя просто так писать и выкладывать что угодно, не проверив, правда это или нет. Место жительства детей определено со мной, а кто не согласен, должен оспорить это, а не писать в интернете”, – заявил Магомедов.

От ответов на вопросы о своем австрийском прошлом собеседник уклонился.

Оцените статью
Добавить комментарий