«Надеемся только на Всевышнего»

Неделю назад глава Дагестана Владимир Васильев издал указ, в котором поручил правительству республики разработать и утвердить меры государственной поддержки малого и среднего бизнеса в условиях эпидемии коронавируса.

Документ содержит предложения по уменьшению налогового бремени, а также предусматривает отсрочки по погашению займов и кредитов. Также глава поручил законодательно снизить в два раза ставку по упрощенной и патентной системам налогообложения, а также уменьшить ставку налога на имущество организаций до 1%. Реализацией этой части указа занимается министерство экономики и территориального развития.

Согласно другим поручениям, предпринимателям должна быть предоставлена шестимесячная отсрочка на погашение заемов, которые им предоставляет дагестанский Фонд микрофинансирования субъектов малого и среднего бизнеса. График выплат долга по заемам предполагается продлить на срок до девяти месяцев. Предусмотрена также трехмесячная отсрочка по платежам за лизинг техники. Эту часть указа реализует Агентство по предпринимательству и инвестициям Дагестана.

Корреспондент «Кавказ.Реалии» попытался выяснить, с какими трудностями столкнулись дагестанские предприниматели и насколько принимаемые меры применимы к ним.

Владелица сети кондитерских в Каспийске Эмилия с самого начала закрыла заведения и вместе с сотрудниками ушла на карантин. Таким образом они решили помочь обществу не допустить «итальянского» сценария и побороть пандемию.

«Правда, работники думали, что все закончится 5 числа. Но я понимала, что эта ситуация продлится дольше. Но по сей день гражданская позиция нашего коллектива – переждать, как бы ни было тяжело остаться без работы. Мы поддерживаем друг друга как можем, проводим «аудит» наших запасов. Надо отдать должное арендодателям, что они пошли мне навстречу и отказались брать аренду за апрель. Их позиция такая: если мы плечом к плечу это тяжелое время не пройдем, то завтра у нас может не быть такого надежного арендатора», – рассказала собеседница.

Эмилия считает, что бизнесу недостаточно пережить кризис, вызванный ограничениями из-за коронавируса. После того, как общество выйдет из карантина, предпринимателям придется столкнуться с снижением покупательской способности клиентов.

«Если мы поймем, что доходы сократились, а мы поймем это по разговорам покупателей, по выручке, то мы начнем выпускать более доступную продукцию, стараясь не потерять в качестве. К примеру, если наш карантин закончится к свадебному сезону, а в кондитерском бизнесе это очень важная статья доходов, то мы будем предлагать не очень дорогие торты небольшого формата, но при этом делать их такими же красивыми, вкусными. Хотя на самом деле дальше следующего понедельника сложно что-то прогнозировать», – заявила собеседница.

Эмилия полагает, что наиболее ощутимое снижение покупательской способности произойдет в начале следующего года. Она не исключает, что ее заведениям придется «работать в небольшой минус».

Те меры поддержки, которые анонсировала региональная власть, не затрагивают бизнес Эмилии, поскольку ее заведения платят налоги не по упрощенной системе, а по так называемому единому вмененному налогу, когда ставка зависит не от дохода, а от квадратуры торговой площади, что делает ее фиксированной. Она считает, что преференции стоило применить ко всем видам налогообложения, а не только к «упрощенкам».

Владелец небольшого цеха по производству мебели Магомедрасул из города Кизилюрт не работает уже неделю. По его словам, причина в том, что все крупные поставщики материалов были вынуждены отпустить своих сотрудников по домам и закрыть склады.

«Два-три поставщика, у которых закупаемся не только мы, но и производители соседних республик перестали работать. Какое-то время я продолжал делать мебель, поскольку у меня был припасен материал. Когда запасы кончились, я уехал в село. Дома сидят работники практически всех мебельных цехов Кизилюрта. Лично я за это время потерпел убыток на сумму, которую ежемесячно плачу за аренду цеха. Можно было бы рассчитывать на скидку, но у самого арендодателя крупный склад мебельных материалов, который также закрылся. Не знаю, как он поведет себя в этой ситуации», – рассказал собеседник.

Магомедрасул не состоит на учете в налоговой как индивидуальный предприниматель, поэтому не может рассчитывать на меры государственной поддержки.

«По сути, у меня нелегальный бизнес. В одно время думал о том, чтобы зарегистрироваться, воспользоваться субсидиями, которые положены начинающим предпринимателям. Но по моим подсчетам, мне пришлось бы отдать в качестве налогов почти в два раза больше денег, чем я получил бы от государства. А теперь, когда придется соблюдать режим суперэкономии, мне тем более невыгодно становиться на учет. Ведь я буду отдавать проценты с моего дохода, который и так уменьшился», – заявил предприниматель.

Он тоже уверен, что даже если угроза пандемии исчезнет и жизнь вернется в прежнее русло, платежеспособность его клиентов все равно снизится. Магомедрасул считает, что это будет сопровождаться ростом цен на материалы, которые он использует для своей продукции.

«Да и кто будет заказывать мебель, когда элементарно на еду будет не хватать. Это все-таки не товар первой необходимости. Нет никакой уверенности в завтрашнем дне. Надеемся только на Всевышнего», – заключил собеседник.

Оцените статью
Добавить комментарий