Сплошные потери

Министерство труда и социального развития Дагестана опубликовало предварительные данные о ситуации на рынке труда после введения в республике ограничительных мер из-за коронавируса. Под угрозой увольнения находятся больше 2,7 тысяч человек.

Ведомство называет ситуацию штатной. Цифра не превышает естественные колебания в пределах 2-3 тысяч увольнений в год, что является результатом «обычного движения рабочей силы», говорится в сообщении.

При этом в министерстве признают, что в статистику вошли данные только двух организаций, в которых 342 сотрудника могут быть уволены из-за ситуации с коронавирусом. С этой проблемой уже столкнулись работники крупнейших предприятий, среди которых заводы «Дагдизель» в Каспийске, «ДагестанСтеклоТара» в городе Дагестанские Огни, «Дагфос» в Кизилюрте и «Завод стекловолокна» в Махачкале.

Под ударом также оказались предприятия малого и среднего бизнеса. Статистика ущерба в этом направлении еще не составлена. Ситуация осложнена тем, что значительная часть дагестанских предпринимателей работает в секторе теневой экономики. Чтобы представить реальные масштабы проблемы, корреспондент «Кавказ.Реалии» обратился за комментарием к экономическому обозревателю из Дагестана Андрею Меламедову.

По словам эксперта, представители разных отраслей, с которыми ему доводилось беседовать в последнее время, переживают кризис.

«Например, директор ‘Завода имени Гаджиева’ в Махачкале говорил, что ситуация с коронавирусом, может быть, и несерьезно ударила бы по дагестанскому бизнесу, если бы он до этого пребывал в стабильном состоянии. Этот завод столкнулся с финансовыми трудностями еще до ограничений. Многие крупные предприятия, для которых он производит продукцию, задержали платежи на общую сумму 144 млн рублей. Это из-за того, что бывший премьер-министр Дмитрий Медведев в свое время растянул подписание документов о финансировании гособоронзаказа. Теперь деньги будут выделены с опозданием. Но даже если это произойдет, не факт, что заказчики, которые также столкнулись с проблемой коронавируса, направят эти средства на погашение долга перед нашим заводом», – рассказал Меламедов.

Из-за того, что предприятие не получило указанную сумму, руководству нечем оплачивать долги за электро- и газоснабжение, а также налоговую задолженность. К тому же работникам предстоит выплатить заработную плату за объявленный нерабочим апрель. А зарплатный фонд махачкалинского завода составляет около 20 млн рублей. По словам собеседника, с такой ситуацией столкнулась масса предприятий республики.

«Не менее тяжелая ситуация в строительстве. В отличие Москвы, в Дагестане закрыты практически все строительные площадки. У нас одна официально работающая стройка – близ Махачкалы возводится жилье для военных, это объект Минобороны. Остальные оказались в тяжелой ситуации. Во-первых, застройщики должны платить зарплату строителям. Во-вторых, многие из них работают в кредит. Поэтому в целом по России экономисты предсказывают, что цена новостроек упадет в среднем на 20-30 процентов, что квартиры будут ниже себестоимости распродаваться, лишь бы выжили строительные компании», – говорит эксперт.

По словам Меламедова, огромные потери несет ресторанный бизнес, где значительное число работников трудоустроены неофициально. Это означает, что они не могут рассчитывать на зарплату за апрель, когда все эти заведения закрыты на карантин.

«По данным властей, порядка 60-70 процентов бизнеса республики находится в тени. Естественно, никто работникам этого бизнеса потери компенсировать не будет. Никто не будет компенсировать потери работникам наших крупных рынков, которые вынуждены были уйти на каникулы из-за того, что продают непродовольственные товары. А ведь многие из них покупают продукцию в кредит», – отметил эксперт.

Единственный бизнес, который будет нормально себя чувствовать в этой ситуации, – предприятия агрокомплекса, утверждает Меламедов. Дело в том, что они не прекратили работу, поскольку она связана с обеспечением населения продовольствием. Во-вторых, при эпидемии продукты питания, которые производит этот сектор, становятся главным товаром.

Собеседник не стал прогнозировать, сколько человек могу лишиться работы в условиях ограничений: «Не хочу оперировать глобальными цифрами, тем более что не все предприятия остановятся. Но представители различных объединений и ассоциаций предпринимателей на страницах СМИ предполагают, что количество субъектов малого и среднего бизнеса в целом по стране уменьшится на 20-30 процентов».

По мнению Меламедова, критическая ситуация складывается не из-за того, что дагестанские власти недорабатывают в этом направлении, а из-за того, что правительство страны выделяет недостаточно средств на преодоление кризиса.

«На эти цели направлено 200 млрд рублей. То есть менее 0,003 ВВП страны. В то же время такие страны как Великобритания, Германия, США выделяют на поддержку бизнеса от 10 до 20% ВВП. А с учетом того, что их ВВП выше российского, то можно предположить, что коронавирус бизнесу в зарубежных странах пережить значительно легче. Когда мне приходилось выходить из дома в эти дни, я наблюдал очереди только у заведений, которые предоставляют микрозаймы. То есть у этих дверей уже выстраиваются люди, оставшиеся без денег», – заключил эксперт.

Оцените статью
Добавить комментарий