«Изображают борьбу с террористами»

Когда в прошлом году уголовное дело в отношении Георгия Гуева только возбудили, большинство людей были больше всего удивлены не самим этим фактом, а суммой, которая фигурировала в материалах уголовного дела. Пятьдесят миллионов рублей, якобы отправленных в помощь террористам, – сумма, нереальная для молодого парня, который буквально вчера окончил вуз.

На прошлой неделе Гуеву предъявили окончательное обвинение. Сумма денежных переводов уменьшилась до 7200 рублей. Защита и сам Георгий не отрицают: да, переводили. Но вот цели переводов были совсем иными.

«Если быть точными, сумма, которая осталась – 7201 рубль, – рассказал «Кавказ.Реалии» адвокат Гуева Умалат Сайгитов. – Из них 7000 – это перевод одному лицу, а 200 рублей – другому. Какое финансирование терроризма за 200 рублей? Патрон купить?».

В трех томах материалов дела отсутствуют сообщения о сборе средств, отреагировав на которые Гуев переводил деньги. Те семь тысяч, о которых идет речь, Гуев переводил, как и многие другие мусульмане, исповедующие традиционный ислам, на строительство колодцев в Африке.

«Мне кажется, каждый второй мусульманин на Кавказе отправлял туда деньги, потому что несколько лет назад это было трендом, – говорит Сайгитов. – Все было серьезно. Колодцы чуть ли не нумеровались. С этим фондом сотрудничал даже муфтият Дагестана».

Сайгитов не может однозначно ответить на вопрос, откуда в материалах дела изначально возникли 50 миллионов: «Для этих 50 миллионов вообще не было никаких оснований. Параллельно возбудили уголовное дело в Дагестане в отношении Абдулмумина Гаджиева. Может, каким-то ведомствам нужно было создать видимость работы, чтобы получить дополнительное финансирование. Во всех республиках есть подразделения ЦПЭ, которые борются или изображают борьбу с террористами. Все чаще эти уголовные дела – это шелуха. Если раньше бывало, что кто-то действительно финансировал кого-то, кто поехал в Сирию, то сейчас нет. Раньше был поток в Сирию, но он давно прекратился».

Адвокат обращает внимание, что практика рассмотрения дел по финансированию терроризма обычно не учитывает истинные цели тех, кто переводил деньги. Другими словами, человек может перевести деньги своему родственнику, потому что тот попросил их в долг. Потом окажется, что он связан с террористическими организациями, и суд не учтет, что человек переводил деньги совсем на другие цели.

«К примеру, был случай, когда один человек попросил у своего знакомого деньги для того, чтобы купить машину, и в переписке про это было, – рассказывает Сайгитов. – Однако суд это не учел, в результате чего того, кто перевел деньги, приговорили к пяти с половиной годам лишения свободы».

В Северной Осетии все, кто знают Гуева, уверены в его невиновности, утверждает собеседник: о своем негативном отношении к терроризму он заявлял открыто. Кроме того, он активно посещал мечеть, близко общался с имамом, соответственно, никак не был связан с радикальными течениями.

Рассмотрение дела Гуева в суде начнется в Москве 20 мая.

Оцените статью
Добавить комментарий