От таксиста – боевикам?

Есентукский городской суд продлил до 11 августа арест дагестанцу Курбанмагомеду Меджидову, обвиняемому в финансировании терроризма.

По версии следствия, 33-летний таксист из Каспийска Меджидов с апреля по май 2017 года собирал деньги в махачкалинской мечети по улице Омарова, а затем перевёл 43 тысячи 500 рублей членам террористической организации «Джебхат ан-Нусра».

Как полагают правоохранители, он сделал семь переводов через «Сбербанк-Онлайн» на карту некоего Ш. Эльжуркаева, которой пользовались террористы. Как сообщил правозащитный центр «Мемориал», Меджидова задержали двенадцатого марта в его квартире.

По словам его супруги Джаминат, обыскав квартиру, силовики изъяли телефон, ноутбук и забрали его машину. О местонахождении мужчины стало известно спустя неделю, когда он позвонил жене из СИЗО-2 Пятигорска и сообщил, что его подозревают в финансировании терроризма. Об этом, по его словам, следствию рассказал секретный свидетель. Как отмечает «Мемориал», в постановлении о возбуждении уголовного дела Меджидову вменяли финансирование двух враждующих между собой террористических группировок – «Исламского государства» и «Джебхат ан-Нусра». Следователи, как предполагают правозащитники, поняли, что это выглядит нелогично и оставили в обвинении только «Джебхат ан-Нусра».

Меджидов утверждает, что не знаком с человеком, которому якобы перевёл деньги, а упоминаемую в деле карту заблокировал ещё в 2016 году. По данным «Мемориала», организации «Джебхат ан-Нусра» в 2017 году формально уже не существовало. В 2016 году она была переформатированна в «Джебхат Фатх аш-Шам», а в 2017 году – переименована в «Хайят Тахрир аш-Шам».

Супруга Меджидова считает, что мужа преследуют за его активное участие в деятельности мечети, которая последние годы стала объектом внимания со стороны силовиков. В мечети «Кавказ.Реалии» подтвердили, что он являлся их прихожанином, но отрицают, что он вёл в ней какие-то сборы.

«Парень очень скромный, ничем лишним не занимался. Приветливый, помогал, кому мог. В мечети никаких сборов никто не ведёт, кроме руководства мечети. Для этого там стоят специальные ящики. Это ложь. Он там никогда ничего не собирал, это точно», – рассказал представитель администрации мечети.

Меджидов последние пять лет состоит на профилактическом учёте. По словам супруги, включен в список за то, что проповедует салафитское течение ислама.

По мнению члена Совета «Мемориала» Олега Орлова, с 2015 года всё больше дел террористической направленности возбуждаются по статье о финансировании терроризма. Многие из них противоречат здравому смыслу и не имеют солидной доказательной базы, считает правозащитник.

«Конечно, это не означает, что все эти дела сфальсифицированы. Но если даже одно из десяти или ста дел сфальсифицировано, это повод бить тревогу. По этой причине мы решили мониторить дело Курбанмагомеда Меджидова. Пока рано делать по нему какие-то выводы. Но общие для всех дел о финансировании терроризма черты уже вырисовываются», – говорит Орлов.

По его словам, характерными признаками для фальсифицированных дел по финансированию терроризма являются: засекреченные свидетели, посещение обвиняемым «нежелательной мечети», постановка на так называемый профучёт.

Оцените статью
Добавить комментарий