Смогут ли специалисты с Дальнего Востока спасти Дагестан?

Несмотря на многочисленные провалы, инвестиционную привлекательность Дагестана продолжают повышать: недавно в республике начало работу агентство Дальнего Востока по привлечению инвестиций и поддержке экспорта.

Задачи стоят довольно амбициозные: не только поиск и поддержка партнеров для инвестпроектов, но и привлечение инвесторов, успешно работающих на Северном Кавказе, на Дальний Восток. Решение привлечь к работе специалистов из другого региона принял полпред Юрий Трутнев, который, кроме Дальнего Востока и Арктики, теперь курирует Северный Кавказ.

Гендиректор агентства Леонид Петухов также вошел в совет директоров печально известной Корпорации развития Северного Кавказа. На место гендиректора КРСК назначен бывший замгубернатора Нижегородской области Сергей Харин (назначение также курирует Трутнев).

Сомнительность достижений КРСК, пожалуй, может сравниться по славе только с Корпорацией развития Дагестана. Сейчас ее возглавляет Артур Алибеков. Как и новые люди в КРСК, связан с Дальним Востоком – там он занимался вопросами возобновляемой энергетики.

Могут ли приглашенные специалисты улучшить инвестиционную привлекательность региона? И реально ли применить в Дагестане опыт Дальнего востока?

Экономист Сергей Дохолян в беседе с “Кавказ.Реалии” отметил, что не знает дагестанских инвестпроектов, которые могли бы быть реализованы на Дальнем Востоке. Условия в регионах, по его мнению, слишком разные: “Методы, которые успешно работали на Дальнем Востоке, могут быть совершенно неприемлемы на Северном Кавказе. Успешность их работы здесь я бы поставил под сомнение”.

Специалист уверен, что наладить эффективный менеджмент в инвестиционных структурах невозможно, пока не будут решены проблемы клановости, коррупции и недоверия к власти: “Северный Кавказ мог быть инвестиционно привлекательным, но эти проблемы не позволяют ничего делать с позиции экономического развития. Так что тут вопрос не к менеджерам, а к правоохранительному и политическому блоку. Даже ситуация с коронавирусом показывает, что регионом реально никто не управлял. Люди не признали руководителей, недоверие населения к властям колоссальное. Сначала нужно это доверие восстановить, а потом приглашать менеджеров. Раньше все бесполезно, даже если прилетят марсиане”.

Хотя управленцы из других регионов не связаны семейными узами с Дагестаном и, казалось бы, меньше подвержены проблеме клановости, Дохолян не думает, что вариант менеджмента извне сработает: “К нам приехала команда со всей страны – из Татарстана, Москвы, Саратова. Эффекта никакого, система сохранила свое присутствие, эти люди не стремились ее изменить. Так что можно назначать хоть Дональда Трампа – пока система, основанная на клановости и коррупции, не будет сломана, сделать ничего невозможно”.

Никто из управленцев, по его мнению, не продемонстрировал желания реально развивать Кавказ: “Корпорация развития была, а результаты были пшиковые. Только вопросы – куда делись деньги. К развитию так и не приступили”.

Экономист Халил Халилов отмечает, что какие-то реальные проекты все же появились – благодаря как раз новому руководству Корпорации развития Дагестана: “Артур Алибеков очень заинтересован реализовать проект по возобновляемой энергетике в Самурской долине. Корпорация практически банкрот, но этот новый человек очень активен, вывел проект на публичное обсуждение и старается продвигать его. С его энергией, может, что-то и получится”.

Что касается Корпорации развития Северного Кавказа, то она никогда не показывала эффективности, добавил Халилов: “Потребляет много денег, но КПД у нее очень низкое, а в Дагестане он приближается к нулю. Практически нет проектов, которые бы при участии КРСК что-то реализовали. Даже в той части, которая занимается туризмом. В программе развития есть проект Матлас и прибрежные зоны. Много денег было выдано, но их пустили на чеченские проекты, Карачаево-Черкесию, Кабардино-Балкарию. На Дагестан, где огромное прибрежное пространство, не было потрачено денег”.

Несмотря на наличие программы по развитию Северного Кавказа до 2024 года и заложенные в ней средства, Дагестан не получает масштабного развития, а непосредственно КРСК не инициировал ничего конкретного, подчеркивает Халилов. Было бы неплохо, считает собеседник, если бы новый человек в КРСК предложил республике конкретные шаги, которых до сих пор замечено не было.

Оцените статью
Добавить комментарий