Баталхаджинцы в поисках идентичности

Громкое преступление было совершено 1 июня в Ингушетии. Водитель «Лады Гранты» подъехал к стоящему на дороге у селения Яндаре белому «Шевроле» и открыл по его водителю огонь из автоматического оружия.

«Шевроле» проехала метров 10-15 и остановилась, после чего к автомобилю бросился один из пассажиров «Лады» с оружием и в чёрной маске. Подойдя к жертве, он в упор выпустил в него ещё одну очередь, а затем скрылся. Находившийся в «Шевроле» погиб на месте.

Позже, в 12 км южнее места убийства, в селе Сурхахи Назрановского района, была обнаружена машина, на которой злоумышленник скрылся с места преступления. Следственные органы возбудили уголовное дело по факту убийства.

Телеграм-канал Baza пишет, что преступление могло быть совершено на почве кровной мести. Согласно версии канала, в 2014 году в Яндаре произошла перестрелка, в которой был убит один из братьев Олиговых. Убийцей оказался Хизир Падиев, который был задержан и осужден.

Расстрелянным 1 июня оказался 42-летний Башир Падиев, брат осужденного Хизира. Это, очевидно, и послужило основанием для предположений о том, что мотивом нападения 1 июня могла быть кровная месть.

След баталхаджинцев

Сражу же после расстрела у Яндаре в республике поползли слухи о причастности к убийству Падиева членов братства баталхаджинцев, члены которого все чаще упоминаются в последнее время в криминальных сводках из Ингушетии.

30 мая в Назрановском районе республики произошла перестрелка между мюридами вирда Батал-хаджи. Предположительно, поводом для столь драматичных разбирательств послужило стремление одной из сторон выйти из религиозной общины.

В середине мая стало известно, что неустановленными лицами было спилено дерево, которое у членов братства Батал-хаджи почиталось, поскольку было посажено самим основателем братства. Мюриды восприняли этот акт вандализма оскорблением памяти шейха и объявили о намерении отомстить за совершенное.

Еще ранее, 13 марта, в селении Экажево произошла перестрелка, в которой погиб один человек, а также были ранены двое полицейских, пытавшихся вмешаться в стычку. А началось всё с конфликта двух тейпов, в который якобы были вовлечены баталхаджинцы.

Громкое убийство 4 ноября 2019 года в Москве главы «Центра Э» МВД по Ингушетии Ибрагима Эльджаркиева и его брата также связывается многими наблюдателями с баталхаджинцами. Считается, что Эльджаркиев или его подчиненные могли быть причастны к убийству внука Батал-Хаджи Ибрагима Белхароева, расстрелянного в ночь на 31 декабря 2018 года рядом со своим домом.

СМИ также сообщали о связи с братством братьев Хасана и Исы Альтемировых, которые шантажировали замужних женщин, вымогая деньги и угрожая распространением «позорящих их интимных фото и видеоматериалов».

В покушении в октябре 2017 года на ингушского богослова Хамзата Чумакова родные имама подозревали тех же баталхаджинцев. Сами члены братства подобные обвинения отвергают, утверждая, что «провокации по отношению к вирду переросли в организованные гонения». Один из лидеров братства даже писал письму президенту Путину, жалуясь на массовые обыски, проведенные с 19 по 20 августа 2017 года.

Закрытость религиозного общества, сплоченность и взаимовыручка его членов дают почву для слухов и всевозможных предположений. Узнать истинное положение дел бывает практически невозможно.

Магаданское золото

Как пишет издание EurAsia Daily со ссылкой на телеграм-канал Baza, ингуши, работавшие на золотых приисках Колымы с советских времен, к началу 1990-х стали занимать лидирующее положение в бизнес-сфере Магаданской области. Они освоили и сбыт нелегально добытого колымского золота, причем география трафика охватывала практически весь бывший СССР.

В этой деятельности ведущие позиции стали занимать представители клана Белхароевых, а через них стала пополняться и общая казна религиозного братства.

Роль баталхаджинцев в этой отрасли было настолько ощутимой, что в эту часть страны направлялись чеченцы и ингуши из КГБ Чечено-Ингушской АССР, чтобы на месте бороться с незаконным вывозом драгметаллов.

Советская пресса в июле 1991 года писала: «На прошлой неделе УВД Магаданской области начало следствие по делу крупной ингушской группировки, которая систематически грабит государственные золотые прииски. Специалисты оценивают милицейские усилия как малоэффективные: скорее всего перекрыть каналы утечки золота в обозримом будущем не удастся.»

Политическая составляющая

В Ингушетии вирд Белхароева часто характеризуют как некое государство в государстве, в котором граждане живут по своим законам, не всегда согласующимися с законами РФ. У них, кроме того, свой особый уклад и традиции. Как пишет Би-Би-Си, каждый член вирда перечисляет 10 процентов от своего дохода в общую казну, которую контролирует Якуб Белхароев, дядя убитого Ибрагима Белхароева. Наличие значительных человеческих и финансовых ресурсов делают клан серьезной силой в ингушском обществе.

Политику баталхаджинцы не игнорируют. Три влиятельных члена вирда являются депутатами ингушского парламента: братья Якуб и Яхья Белхароевы, а также крупный бизнесмен Микаил Алиев.

Все экс-руководители республики — Руслан Аушев, Мурат Зязиков, Юнус-Бек Евкуров — вынуждены были считаться с баталхаджинцами. Главы пытались не вступать в открытую в конфронтацию с ними. Той же позиции придерживается и нынешний руководитель Махмуд-Али Калиматов.

Само братство поддерживает добрые отношения с руководством соседней Чеченской республики, где именем Батал-хаджи назвали мечеть в Ачхой-Мартане. Чеченское руководство часто поставляет гуманитарную помощь членам братства, а также проводит совместные религиозные мероприятия.

Сотрудник Научно-учебной лаборатории мониторинга рисков социально-политической дестабилизации НИУ Высшей школы экономики Евгений Иванов говорит, что «сюжет с белхароевцами запутан.»

«Его можно раскручивать за разные ниточки. Здесь и религиозные особенности, и этнические, и история, и бизнес, и криминал. Кроме того, баталхаджинцы — довольно закрытая община. Естественно, закрытость порождает много слухов вокруг белхароевцев, а вместе с этим возникает неоднозначное отношение. Также белхароевцы, по меркам Ингушетии, состоятельная и даже богатая община. Поэтому любое событие, где фигурирует упоминание баталхаджинцев, получает большой резонанс».

По мнению эксперта, в последние несколько лет в Ингушетии усиливается отторжение баталхаджинцев, тогда как руководство Чечни делало жесты навстречу общине.

«Непростые отношения складываются у вирда с другими религиозными группами. Представители салафийи критически смотрят на баталхаджинцев из-за большого количества нововведений в обрядовой части, что резко осуждается фундаменталистами. Вместе с этим имеет место конфликт представителей баталхаджинцев и Центра противодействия экстремизму. Как показывает практика, давление извне лишь укрепляет сплоченность общины белхороевцев, однако пропорционально растёт пропасть между вирдом и другими жителями Ингушетии. Таким образом, раскручивается спираль насилия. В результате в проигрыше оказываются все», — заключил исследователь.

Справка: Суфийское братство баталхаджинцев названо в честь ингушского шейха кадирийского тариката Батал-Хаджи Белхароева (1821-1914). В свое время был мюридом и сподвижником чеченского шейха Кунта-хаджи Кишиева, был дружен с другим чеченским шейхом Бамат-Гирей-хаджи Митаевым. С последним Белхароев был отправлен в ссылку в Калугу в 1911 году . Скончался шейх в городе Козельске Калужской области в октябре 1914 года.

По различных данным, в религиозную общину входят от 5 до 15 тысяч активных членов. Сами баталхаджинцы утверждают, что в их рядах находятся 30 тысяч человек. В руководстве братства находятся прямые потомки шейха Батал-Хаджи.

Оцените статью
Добавить комментарий