«Митинг – пощечина федеральному центру со стороны республики»

После митинга ковид-диссидентов 20 апреля в Северной Осетии народные волнения постепенно стихли. Зачинщики протеста ожидают следствия, а те, против кого они выступали, на сегодняшний день сохранили свои места.

Участники «народного схода» требовали отставки главы республики Вячеслава Битарова. Некоторые даже кричали ему в спину нецензурные слова, но он выдержал удар.

«Глава республики должен был найти какие-то политические рычаги, какой-то политический подход, он должен был сказать людям: да, вы возмущены тем, что работают заводы, которые вы аффилируете со мной, — рассуждает журналист Олег Кусов. — Но эти заводы могут работать и для вас тоже в это тяжелое время, чтобы вы не умерли с голода, чтобы у вас были продукты. Это называется политика. И этого не было сделано. И поэтому люди поверили Чельдиеву, оперному певцу, а не своей власти. А политика – это прежде всего искусство доверия. Осенью 1992-го года Ахсарбек Галазов нашел очень правильные слова для жителей республики, чтобы они справились с очень тяжелым испытанием в Пригородном районе».

По мнению Кусова властная вертикаль показала свою полную неспособность справляться с реальными вызовами.

«Сейчас это не вина региональной власти, а вина федерального центра, который полностью создал эту вертикаль власти по типу командно-административной системы Советского Союза. А именно эта система стала одной из причин развала Советского Союза. А сейчас у президента рейтинг упал. В этой ситуации могли бы выручить региональные политические лидеры уровня Шаймиева, Галазова и других, которые взяли бы на себя весь груз ответственности. Но таких людей нет», — сказал «Кавказ. Реалии» Кусов.

По его словам, последствия для Битарова все-таки рано или поздно наступят: «Конечно, это большая жирная метка напротив фамилии Битарова в администрации президента. И только предстоящее голосование оттягивает все кадровые вопросы, выводы. Время еще поставит вопросы относительно глав регионов, которые во время пандемии не справились со своим населением, а это прежде всего Северная Осетия, потому что митинг был только здесь. Это пощечина федеральному центру со стороны республики. Как правило, такие пощечины не прощают».

Кусов сравнивает Осетию и Ингушетию, в которой год назад тоже митинговали и своего добились: Евкуров ушел в отставку.

«Здесь, конечно, кавказские реалии очень сильно довлеют над центром, — говорит Кусов. — Центр очень сильно боится любой взрывоопасной ситуации. Не только на Кавказе, но на Кавказе тем более. Митинг не вылился в разгон, были бы задержаны не несколько человек, а гораздо больше. Все-таки с людьми считаются, хотя им об этом не говорят, чтобы они о себе много не думали».

Битаров на митинге 20 апреля

Битаров на митинге 20 апреля

С тем, что ситуация местами напоминает ингушскую, согласен и политический редактор портала «Основа» Руслан Тотров.

«Ингушская история стоила Евкурову кресла, но через несколько месяцев, — говорит Тотров. — Именно поэтому я настаиваю на определении ‘отложенный эффект’. Мы с вами знаем из курса новейшей российской истории, что федеральная власть никогда не идет на поводу у народных чаяний и не снимает губернаторов только потому, что люди попросили или люди очень сильно захотели. Даже хрестоматийное противостояние народа Осетии и президента Александра Дзасохова в начале сентября 2004 года разрешилось только спустя 10 месяцев, когда Дзасохов перестал руководить республикой. Даже когда Северная Осетия бурлила и призывала его «уйти», и тогда федеральная власть не могла просто взять и президента субъекта снять».

Тотров рассуждает: сейчас федеральная власть через Владимира Соловьева и прочих выражает всяческую поддержку Вячеславу Битарову и его команде.

«А вот как отложенный эффект сработает – это очень интересная история, — говорит Тотров. — Потому что наверняка на старой площади кураторы в серых костюмах, одинаковые с лица, поставили где-то скобочку, зарубку в личное дело главы Северной Осетии. Безусловно, выражаясь языком бюрократическим, Вячеславу Битарову «поставят на вид», как говорили в том самом Советском Союзе, который хотят восстанавливать COVID-диссиденты и прочие сектанты СССР. Является ли это однозначной черной меткой для руководителя Северной Осетии? Конечно, нет».

Тотров считает, что сейчас выводы в целом делать рано: «Я не готов сейчас утверждать, основываясь на каком-то эмпирическом опыте, что митинг поставил крест на битаровских перспективах возглавить республику во второй раз. Здесь нужно, скорее, говорить о том, чем закончится история с битаровским министром Черменом Мамиевым, но это совершенно другая история, которая безусловно не имеет отношения к митингу».

Политолог Алан Мамиев полагает, что митингом 20 апреля все не ограничилось: «Я считаю, что будет продолжение этой истории. Митинг – это только первая часть. А ближе к осени будет вторая серия. В сентябре, в конце августа, будет вторая волна. Потому что проблемы, поставленные на митинге, не были решены. Если кого-то посадят, кого-то уволят, проблемы населения не решатся никак. Общественно-экономические проблемы решенными не будут. Через пару месяцев будет вторая волна, но уже более серьезная».

По мнению Мамиева, митинг сигнализировал федеральному центру о серьезных экономических проблемах в регионе.

«Москве дали недвусмысленно понять, что в республике существуют проблемы экономического и общественного характера, — говорит Мамиев. — Какие-то выводы будут делаться. Я знаю, сюда и следственная группа приехала из ФСБ, из прокуратуры и сейчас очень плотно занимается нашим руководством именно в этой плоскости».

Мамиев обращает внимание, что российский президент Владимир Путин никогда ничего не делает под давлением улицы: «Он никогда не принимает такие кадровые решения. Если в других регионах против руководителя выходит народ на улицы, то такого руководителя не снимают никогда, потому что Владимир Владимирович недвусмысленно дает понять, кто здесь власть. Власть и лицо, принимающее решения в нашей стране, это он. Это не массы, не народ. Он лично принимает решения, кому и в каком регионе руководить. И никогда под давлением улицы он никого не снимает. Решений быстрых по главе региона не будет, потому что быстрых решений глава государства не принимает».

После митинга 20 апреля было задержано почти 70 человек. В отношении нескольких из них возбуждены уголовные дела. Инициатор и идеолог митинга – бывший оперный певец Вадим Чельдиев – стал фигурантом сразу четырех уголовных дел.

Оцените статью
Добавить комментарий