«Ингушское дело» год спустя

На днях Железноводский горсуд приговорил участника прошлогоднего митинга в Ингушетии Резвана Оздоева к одному году семи месяцам колонии общего режима. Его освободили в зале суда, так как он находился под арестом с мая 2019 года.

Адвокат Кязим Атабиев рассказал «Кавказ.Реалии», что Оздоева признали виновным в том, что он бросил стул в бойца Росгвардии. Оздоев, по его словам, вину не признал.

«На самом деле в видеозаписи, которая имеется в материалах дела видно, что стул не попал в сотрудника. Он увернулся от стула и аккуратно убрал его в сторону. Тогда как сам Пронин (псевдоним засекреченного потерпевшего — прим.ред.) говорит, что стул попал ему в левую ногу и в левую руку, отчего он почувствовал физическую боль. При этом он думает, что всё это из-за политической вражды. Я обратил внимание суда на то, что догадки со стороны потерпевшего недопустимы. Мой подзащитный работал в правительстве Ингушетии при Евкурове и никакой неприязни к этому человеку не имеет», – отметил адвокат.

По данным «Мемориала», по делу о митинге в Ингушетии к уголовной ответственности были привлечены 44 человека (дела троих из них прекращены). 23-х фигурантов суд первой инстанции уже признал виновными в применении к представителю власти насилия, неопасного для жизни и здоровья, и назначил наказания от 4 месяцев до 1 года и 11 месяцев лишения свободы. Как отмечает правозащитный центр, в приговорах, вынесенных в декабре 2019 года и в январе 2020 года, утверждалось, что осужденные совершали действия под влиянием лидеров протеста и по мотиву политической вражды к руководству республики. А в приговорах, вынесенных в феврале 2020 года, суд исключил эту мотивацию.

15 приговоров обжалованы в Ставропольском краевом суде. В большинстве случаев апелляционная инстанция ужесточила их, изменив отбывание срока в колонии-поселения на колонию общего режима.

«Дополнительным стимулом для ужесточения решений апелляционной инстанции может быть произошедший 20 апреля во Владикавказе массовый несанкционированный митинг. Главным требованием собравшихся было предоставление социальных гарантий людям, потерявшим доходы в результате карантинных мероприятий. Власти, ожидая роста социальных протестов и стремясь превентивно запугать их возможных участников, требуют от судей более суровых приговоров», – считают в «Мемориале».

В феврале администратора телеграмм-канала «Фортанга», активно освещавшего протесты в Магасе, Рашида Майсигова обвинили в призывах к сепаратизму и включили в список экстремистов Росфинмониторинга. Он был задержан июле 2019 года и обвинён в хранении наркотиков. Как рассказал тогда «Кавкз.Реалии» его адвокат Магомет Аушев, Майсигов подписал признательные показания под давлением.

Сейчас, по словам адвоката, дело о наркотиках находится в суде. До введения режима самоизоляции было несколько заседаний. Майсигов начал давать показания суду и подтвердил, что вынужден был подписать первоначальные показания под пытками.

«Что касается сепаратизма, там речь идёт о публикации, которую он разместил на своей странице в инстаграме об отделении Ингушетии от Российской Федерации и присоединении к Грузии. Его обвиняют в призывах к нарушению целостности страны. Это статья средней тяжести, максимальное наказание предусмотрено до пяти лет. В соответствии с законом о противодействии экстремизму и терроризму, его внесли в список Росфинмониторига. У человека, попавшего в этот список, блокируются счета. Комментарии к этому закону у меня только негативные, потому что нарушается права человека. Если человек подозревается, с таким же успехом эти подозрения могут посыпаться. Только суд решает виновен он или нет», – прокомментировал Аушев.

Напомним, активисты, ставшие фигурантами уголовных дел, протестовали против соглашения о новой границе с Чечней. 27 марта произошел силовой разгон митинга, после чего на его участников стали заводить уголовные дела.

Оцените статью
Добавить комментарий