«Если доживу, проголосую против»

Близится 1 июля, день общероссийского голосования по вопросу одобрения изменений в Конституцию России. Мы спросили жителей разных регионов Северного Кавказа, как они смотрят на предлагаемый пакет поправок и собираются ли голосовать.

«Я не буду в этом участвовать, — отвечает исполняющий обязанности председателя совета тейпов Ингушетии Мурад Даскиев. — Закон о реабилитации репрессированных народов не выполняется, в том числе, в отношении ингушского. На наших активистов фабрикуют дела, их незаконно преследуют по политическим мотивам. Совет тейпов пытаются ликвидировать через минюст. В условиях несоблюдения прав человека в этой стране мы считаем невозможным принимать участие в этом голосовании».

Большинство опрошенных полагают, что голосование, назначенное в период пандемии, задумано ради решения «проблемы 2024» — возможного транзита власти в России после окончания у Владимира Путина срока президентских полномочий: поправки расширяют полномочия президента.

Бизнесмен из Нальчика Борис Хавпачев полагает, что не все, кто придет голосовать, в курсе сути поправок.

«Ну наконец-то жизнь наладится! А то из-за этой неправильной Конституции уже вон до чего докатились, Кавказ сплошь дотационный, народ живет на мизер. А сейчас дела в гору пойдут, — иронизирует Хавпачев. — А если серьезно, то разве не очевидно, что местное ужасное образование сделало свою работу — на Кавказе мало кто вообще способен объяснить, что такое Конституция и на кой ляд она нам».

Зарема, многодетная мать из Северной Осетии, считает предстоящее голосование «показухой»:

«Думаю, все на самом деле уже принято, это показуха. Этот обнуленный до конца жизни будет царствовать. Для народа ничего хорошего нововведения не сулят. Русский назван государствообразующим языком, а у моих предков три языка родные, и часть из них не знали русского. Так вхожу ли я в этот народ? Конечно, в республике дадут нужный Москве результат, но дело не в том, что регион дотационный, этот госбюджет все равно оседает в нужных карманах, а мы выживаем своими силами».

Конституционные поправки не внушают оптимизма и сотруднице бюджетной организации из Карачаево-Черкесии Ольге.

«Сидим с семьей дома, у троих температура, у двоих кашель, у одного подтвержденный COVID, остальным не сообщают результаты мазков, — рассказывает она. — Участковый врач не приходит, только звонит, сделала назначения, на все таблетки денег не хватит, мы два месяца без работы, бесплатных препаратов нет, в больницу не берут, у меня температура не сбивается, помощи нет. Если доживу до дня голосования, проголосую против. Но до этого еще надо дожить».

Строитель из Чечни Махмад напоминает, что за пожизненный президентский срок Путину ранее неоднократно выступал глава Чечни Рамзан Кадыров.

«Теперь так и получается, — замечает он. — Царь решил укорениться навечно. На Кавказе будет тоталитаризм продолжаться. При Путине скоро и соседние республики начнут перед ‘падишахом’ извиняться. Думаю, за каждую поправку там надо голосовать отдельно, не пакетом. Например, что брак — это союз мужчины и женщины — я согласен, с социальной поддержкой населения — согласен. А с усилением Путина и обнулением — нет. Новые поправки дают ему двойную неприкосновенность. Я против».

Дагестанский общественник Сади Ниналалов обеспокоен пунктом об упоминании слова «Бог» в Конституции: «Среди двухсот с лишним поправок есть очень полезные, а есть такие, что нарушают вся и всё. Упоминание Бога в конститутции — для меня это неприемлемо. Церковь отделена от государства. Была, есть, и надеюсь, будет».

В то же время он одобряет поправку о роли русского народа как государственнообразующего: «О роли русского языка и русского народа — эта поправка имеет смысл. Мы давно все русскоязычные, а выезжая за пределы России, становимся русскими».

Не собирается идти на голосование студентка из Пятигорска Тамила:

«И не подумаю пойти голосовать. Да там за нас проголосуют, не беспокойтесь. Мы не придем, но результат будет сто один процент ‘за’, даже не сомневаюсь. Да кто нас спросит? Все согласятся, промолчат. Русский народ долго терпит, но если восстанет, мало не покажется».

Как отмечает адвокат из Ставрополя Виталий Зубенко, неразумно устраивать голосование в период пандемии.

«Число заболевших коронавирусом у нас растет ежедневно, даже по официальной статистике, возможно реальная намного хуже, — поясняет адвокат. — Умершие от внебольничной пневмонии в статистику коронавируса не входят, часть записывают в статистику сопутствующих заболеваний. В той же точке развития пандемии, где мы сейчас, у других стран не было никаких публичных мероприятий. А мы, имея критическую ситуацию, получили всероссийский день голосования, в каждом селе, районе, городе. Карантинные меры под это дело, очевидно, отменяют, говорят, что наступило ‘плато’ (отсутствие роста заболеваемости). Но наше плато, похоже, восходящее. Это похоже на искусственно управляемую статистику».

Кроме того, говорит юрист, в России нет законов, регулирующих всенародное голосование, нет института наблюдателей за процедурой.

«Легитимность этого голосования не подтверждена Конституцией. Незаконно изменяя 2 и 9 главы Конституции, власть пытается легитимизировать это народным волеизъявлением», — отмечает он.

Оцените статью
Добавить комментарий