Чечня: жертвам бомбардировки отказали в жалобе

Неприемлемыми признал Европейский суд по правам человека жалобы семидесяти пяти жертв бомбардировки в чеченском селе Элистанжи 7 октября 1999 года. Правозащитники намерены снова в российских судах добиваться рассмотрения исков пострадавших.

Делом элистанжинцев занимается «Комитет против пыток», куда сельчане обратились в 2006 году. По данным организации, в результате ракетно-бомбового удара российских Военно-воздушных сил погибли 35 мирных жителей, 60 получили ранения различной степени тяжести, среди них и дети до 14 лет. Разрушены были и дома, а также местная школа.

Дело о бомбардировке возбудили в декабре 2000 года, вела его изначально прокуратура Веденского района Чечни, а потом дело закрыли. Правозащитники добились возобновления расследования в 2007 году. Но оно вновь прекращалось и вновь запускалось после обжалования решений. В 2010 году дело перешло в производство военной прокуратуры. Ведомство в 2014 году засекретило материалы дела.

Но в 2011 году правозащитники обратились в ЕСПЧ. Юристы «Комитета против пыток» были вынуждены обратиться с жалобой в интересах семидесяти шести жителей Элистанжи, так как расследование в России было неэффективным, пояснили в организации.

Согласно данным правозащитников, 28 элистанжинцев также обращались в российские суды и добились некоторых компенсаций. Например, родственникам погибших суд постановил выплатить по одному миллиону рублей. Раненные же получили от двухсот до четырехсот тысяч рублей.

Согласно решению ЕСПЧ от 16 июня 2020 года по делу «Тасуева и другие против России», суд согласился с правительством РФ в том, что заявители пропустили установленный шестимесячный срок подачи жалобы и она рассмотрена быть не может. Только в отношении Анисат Тасуевой ЕСПЧ установил, что было имело место нарушение Европейской конвенции в части неэффективного расследования властями гибели ее родственника. Ей назначили компенсацию морального вреда в 15 000 евро. Остальным 75-ти элистанжинцам ЕСПЧ отказал в жалобе.

Европейский суд по правам человека отметил, что между авиаударом по Элистанжи в 1999 году и подачей жалоб в 2011 году прошло более одиннадцати лет. Такой длительный период сам по себе неизбежно вызывает вопросы о соблюдении шестимесячного срока. В связи с этим суд также указал, что все заявители, кроме Тасуевой, не поддерживали какие-либо контакты со следственными органами. Суд не расценил предоставление статуса потерпевшего или официальные уведомления, полученные некоторыми заявителями о закрытии и возобновлении расследования, достаточными для доказательства того, что заявители пытались участвовать в расследовании.

В «Комитете против пыток» удивлены, что Страсбургский суд устроили объяснения российских властей о неправомерности рассмотрения жалобы в ЕСПЧ.

Но, как заявила «Кавказ.Реалии» руководитель отдела международно-правовой защиты «Комитета против пыток» Ольга Садовская, никуда не делась возможность получить материальные компенсации в российских судах тем, кто их еще не получил.

«Их размер в этом деле не оскорбительный, а в принципе более-менее адекватный. Мы будем помогать всем с исками и работой в судах по этим компенсациям. Но обратиться в ЕСПЧ по этому делу уже нельзя будет», – добавила собеседница.

По ее словам, следователи заявляли, что материалы дела сгорели в 2007 году, но их восстановили в 2011 году.

«Мы не нарушили критерии приемлемости с формальной точки зрения – шестимесячный срок был соблюден после последнего постановления. Суд в принципе посчитал, что как только материалы дела сгорели в 2007 году, наступил последний момент, когда наша вера в национальное правосудие должна была закончится. Мы же ждали восстановления материалов, имея для этого свои существенные аргументы. Но суд расценил эти обстоятельства иначе», – говорит Садовская.

Правозащитники также рассматривают возможность обращения в Комитет ООН по правам человека.

«Но мы с ООН не можем никак отработать схему по взысканию компенсации в национальном суде после вынесения ими резолюции», – заключила юрист.

Отметим, что обратившиеся в «Комитет против пыток» элистанжинцы утверждают, что в селе не было боевиков или военных объектов. Погода в день бомбардировки была ясная и российские военные могли видеть, что находится на земле.

Правозащитный центр «Мемориал» установил, что среди погибших 10 человек являлись детьми от грудных младенцев до 14 лет (7 мальчиков и 3 девочки), 17 человек – лицами от 15 до 60 лет включительно (10 мужчин и 7 женщин) и 7 человек – стариками от 61 года и старше (3 мужчин и 4 женщины), возраст еще одной погибшей женщины не удалось установить.

Нынешняя позиция чеченских властей по событиям в Элистанжи неясна. В 2009 году омбудсмен Нурди Нухажиев обращался в СКР с просьбой возобновить следствие по делу гибели сельчан после того, как расследование было приостановлено с формулировкой «за неустановлением лиц, совершивших преступление». Нухажиев назвал прекращение расследования дела укрывательством преступников. Корреспонденту «Кавказ.Реалии» не удалось получить оперативный комментарий из офиса уполномоченного по правам человека в Чечне.

Оцените статью
Добавить комментарий