Было ли ошибкой дать Басаеву уйти из Буденновска?

Правозащитный центр «Мемориал» и «Ельцин Центр» провели онлайн-дискуссию о теракте в Буденновске, произошедшем в июне 1995 года. Участники тех событий обсудили, что об этом помнит общество и какие сделаны выводы.

14 июня 1995 года группа вооруженных лиц захватила заложников в больнице Буденновска Ставропольского края России. Захват заложников длился до 19 июня.

Как отметил в ходе онлайн-встречи участник переговоров в Буденновске, правозащитник Олег Орлов, истоки этого теракта лежат в чеченской войне, которая к тому времени длилась уже полгода. После неудачной попытки штурма российские силовики прекратили огонь, и, благодаря правозащитникам из «группы Ковалева», начались переговоры с захватчиками.

В переговорную группу входили политический и общественный деятель Сергей Ковалев, правозащитник Олег Орлов, депутат Госдумы (1993–2003) Юлий Рыбаков, сотрудник администрации Ставропольского края Сергей Попов. Большая часть заложников тогда была спасена.

«Мы посчитали себя обязанными приехать и вести переговоры с басаевцами (участниками вооруженной группы чеченского полевого командира Шамиля Басаева — ред.). Когда мы приехали в Буденновск, обстановка была очень напряженная. С одной стороны, люди подходили и говорили: «Лишь бы не было штурма, не допустите штурма». С другой стороны, представители милиции, силовики относились к нам очень напряженно», — рассказал о первых днях пребывания в Буденновске участник переговоров, депутат Госдумы (1994–1999) Валерий Борщев.

По воспоминаниям Орлова, горожане были в очень агрессивном состоянии, но это чувство некуда было направить, поэтому объектами агрессии зачастую становились приезжие.

«Она направлялась на пришедших в город людей. Если спрашивают: «Ты кто?», а ответь: «Я депутат» — будет немедленная агрессия: «Ты депутат? А что же ты ничего не можешь?». Логику искать невозможно. Агрессия от безысходности», — рассказал Орлов.

Как отметили участники дискуссии, переговоры с захватчиками в Буденновске были последними переговорами такого рода со стороны федеральных властей. По мнению Орлова, после прихода к власти силовиков они поставили крест на ведении любых переговоров, что в дальнейшем привело к большим жертвам в последующих терактах.

По мнению участников дискуссии, сейчас к событиям в Буденновске обращено меньше внимания, чем к захватам заложников на Дубровке в Москве или в североосетинском Беслане.

Как отметил Борщев, сейчас силовики оценивают факт переговоров с группой Басаева в Буденновске как недопустимую слабость.

«Сам факт ведения переговоров, то, что приоритет — человек, а главное — освободить заложников, с террористами потом разберемся, расценивается как слабость. И надо сказать, что журналисты тоже забыли о Буденновске. Хотя это действительно реальный пример того, как правозащитники и власть вместе проводили переговоры и провели их достаточно успешно. Это не ложится в концепцию нынешних силовиков, для которых приоритет — убить террористов и заложников за одно», — считает Борщев.

По словам присутствующих правозащитников, бытует мнение, что если бы Шамилю Басаеву не дали уйти из Буденновска, то, возможно, не было бы второй чеченской войны. По мнению Орлова, она всё равно была бы, потому что в ней были заинтересованы и российские силовики, и силовики в Чечне. Для многих силовиков, по его мнению, жизнь в условиях противостояния — это естественное состояние.

«Есть такие утверждения, что выпустили террористов в Буденновске и тем самым открыли череду терактов. Говорят: «Да, были бы потери, большая гибель мирных жителей, но зато мы бы показали, что нас запугать бессмысленно. Ну да, поубивали бы своих людей, но больше к нам никто не сунулся бы». Понятно, что такое убеждение исходит от государства, основной опорой которого являются силовики», — считает Орлов.

В результате захвата заложников в Будённовске погибло 129 человек, в том числе 18 работников милиции и 17 военнослужащих.

Оцените статью
Добавить комментарий