«Их пытали электрическим током». Верховный суд Дагестана рассмотрит жалобу об отказе в расследовании пыток

Верховный суд Дагестана 8 июля рассмотрит жалобу об отказе в расследовании заявлений о пытках силовиками жителей Дербента Ислама Барзукаева и Гасана Курбанова.

Вместе с другим дербентцем, Мирзали Мирзалиевым, они были задержаны в июне 2019 года: полиция обвинила их в незаконном хранении оружия. Позже им предъявили обвинение в создании незаконного вооруженного формирования, а в январе 2020 года добавили обвинение в терроризме. Сейчас все трое находятся в СИЗО-1 города Махачкалы, им грозит пожизненное заключение. Подследственные свою вину отрицают.

«Их пытали электрическим током, перемещали провода по всему телу, избивали дубинками по пяткам, пластиковой бутылкой с водой и по голове, ногами в берцах вставали на пятке и ломали кости», — рассказала «Кавказ.Реалии» мать одного из арестантов Елена Барзукаева.

По ее словам, она неоднократно жаловалась в Генпрокуратуру и ФСИН. В своих заявлениях Барзукаева подчеркивает, что после пыток, которым ее сын подвергся в июне прошлого года, у него серьезно нарушено здоровье: он испытывает частые головные боли, боли в спине, у него поврежден коленный сустав, а из ушей и из носа регулярно течет кровь. Барзукаева полагает, что причина – в лопнувшей барабанной перепонке.

«У Ислама перепонки лопнувшие, перебита спина, колено вылетает из сустава, постоянно жалуется, что болит голова и сердце. Наверное, это следствие пыток током. Возможно, в СИЗО его били. УФСИН мне шлет отписки, что он здоров. Я требую сделать ему компьютерную томографию головы и колена, магнитно-резонансное исследование и кардиограмму, все готова оплатить сама», — говорит мать.

Как сообщила Барзукаева, следствие отказывает ее сыну в лечении. Еще весной 2020 года он написал несколько заявлений с просьбой пройти обследование, но они остались без ответа. Женщина опасается, что если сына осудят на длительный срок, он и вовсе лишится возможности лечиться.

Мать также беспокоится по поводу плохого обращения с ним в СИЗО:
«Несколько раз его сажали в карцер, не объясняя причины. Один раз без теплой одежды. Он замерзал там. Однажды его наказали за то, что перед судом я показывала ему фото его детей на телефоне: конвоир запретил, я телефон убрала, а Ислам возмутился, что ему не разрешают взглянуть на дочек. Конвоир тогда пообещал его проучить, и по возвращении в изолятор сын оказался в карцере».

Адвокат Тагир Шамсудинов со слов своего подзащитного сообщил, что вместо обследования и лечения в ответ на жалобы Барзукаеву «дают таблетку и больше никак не помогают». Что касается Гасана Курбанова, добавляет адвокат, то ему позволили пройти обследование и лечение за счет близких. Ему прооперировали коленный сустав.

В управлении Федеральной службы исполнения наказаний на обращения Барзукаевой отвечают, что ее сын при поступлении в изолятор был осмотрен врачами-специалистами. У него взяли анализ крови и сделали ему флюорографию, патологии не обнаружили. Кроме того, сообщили в ведомстве, Барзукаева принял отоларинголог, который диагностировал фурункул наружного слухового прохода и оказал молодому человеку необходимую помощь в виде мазевых турундов. В свою очередь, невролог медсанчасти обнаружил у Барзукаева вегетососудистую дистонию и также оказал помощь, уточняет УФСИН.

«В настоящее время состояние здоровья [Барзукаева] удовлетворительное, в дополнительных обследованиях и консультациях врачей-специалистов он не нуждается. В ходе рассмотрения обращения фактов неоказания медпомощи нарушений в действиях медработников учреждения в отношении Барзрукаева не установлено», — сказано в официальном ответе ведомства.

Факт пыток дербентцев еще в июне зафиксировала дагестанская Общественная наблюдательная комиссия в ИВС Дербента. Защита настаивает, что именно путем пыток полиция получила от них признание по первому обвинению — в незаконном владении оружием. Из дербентского отдела расследование было передано в МВД по Дагестану.

В дальнейшем Курбанов и Барзукаев с адвокатом Шамсудиновым пытались добиться возбуждения уголовного дела против сотрудников Центра по противодействию экстремизму ЦПЭ, якобы применявших пытки. Однако Следственный комитет четырежды выносил постановление об отказе.

Тогда фигуранты обратились в суд, чтобы тот заставил следком провести расследование, допросив не только сотрудников МВД, но и самих жертв пыток.

29 июня Верховный суд Дагестана отменил заседание по делу. Родные Курбанова и Барзукаева настаивают, что дело хотели замять, поэтому судья предложил провести заседание по видеоконференции из СИЗО и без адвоката. Адвокат Шамсудинов не мог приехать из Чечни из-за ограничительных мер в республике, связанных с пандемией коронавируса.

В беседе с «Кавказ.Реалии» Шамсудинов напоминает, что факт пыток Барзукаева и Курбанова подтвержден медицинским заключением: «Когда моих подзащитных водворили в изолятор Дербента, их обследовали. В заключении указано, что на них были синяки. Туда же сразу пришли члены ОНК. Они обратились в правоохранительные органы по факту пыток. Но уже потом, когда заключенные находились в СИЗО, к ним могло применяться насилие. Что-то произошло с коленом Курбанова, его прооперировали».

Защитник уже три месяца не может попасть к подследственным в связи с пандемией коронавируса, но надеется, что апелляционное рассмотрение в Верховном суде поможет вернуть дело на расследование: «Мы хотим, чтобы по этому делу провели как положено доследственную проверку. Жертв не допросили, работу провели поверхностно».

Оцените статью
Добавить комментарий