«Как будто мы демократическая страна». Что дала Дагестану своя Конституция?

26 июня в Дагестане прошел День Конституции республики. В поздравлениях глава региона Владимир Васильев заявил, что с принятием Конституции «дагестанский народ закрепил статус республики как неотъемлемой части Российской Федерации» и «сделал выбор в сторону приоритета прав и свобод человека». Однако далеко не все местные общественные деятели с этим утверждением согласны.

Действующая Конституция региона была принята 10 июля 2003 года. До этого работала была конституция 1994-го года. В те времена время главный редактор правозащитной газеты «Дагестанцы» Алисултан Газимагомедов еще продолжал тайно печатать свое издание за пределами республики, опасаясь гонений со стороны властей. В беседе с Кавказ.Реалиями он говорит, что Конституция не устраивает не только его, «но и любого здравомыслящего, адекватно думающего человека».

«Изначально она была скопирована с ельцинской Конституции. Со временем в интересах кланов Магомедовых (председатель Госсовета РД Магомедали Магомедов – прим. ред.) и Амировых (приговоренный к пожизненному сроку экс-мэр Махачкалы Саид Амиров – прим. ред.) в 30 статьях Конституции Дагестана было внесено около 130 поправок. Это было сделано в целях укрепления дагестанского олигархата», — считает Газимагомедов.

Он вспоминает, что в начале нулевых в составе так называемого «Северного альянса» (группа влиятельных чиновников, противостоявших власти в регионе в то время – прим. ред.) была сформирована общественная организация по защите Конституции РФ.

«Тогда сумели доказать федеральному центру, что существующая Конституция Дагестана не отвечает ни интересам дагестанского народа, ни федерального центра. И под нажимом Москвы наша власть была вынуждена привести Конституцию в соответствие с российской», — вспоминает Газимагомедов.

По его мнению, теперь редко кто говорит о Конституции Дагестана: «Потому что в республике и на всем Северном Кавказе не работает Конституция РФ».

Депутат народного собрания Дагестана Марат Асланов считает, что уставы субъектов РФ, представленные в Конституции, «существуют чисто для проформы, чтобы показать, как будто мы демократическая страна».

Но сами пункты, закрепленные в них, никак не влияют на жизнь дагестанцев, добавляет парламентарий. Он приводит в пример 14 титульных наций Дагестана, защита культуры и родных языков которых предусмотрена в региональной конституции: «Несмотря на это, последние два года федеральное законодательство меняется так, что происходит ущемление национальных языков. Из образовательных программ убирают так называемый региональный компонент — преподавание разных языков».

Адвокат Джамбулат Гасанов полагает, что в нынешней Конституции Дагестана права самого региона представлены недостаточно широко: «Хотелось бы видеть возможность более самостоятельного принятия решений по руководству Дагестана. А то у нас получается, что руководство посылается из центра и изменить что-либо мы не можем. Нет прозрачности в этом плане».

В отличие от Конституции РФ, в которую были внесены изменения, судьба региональных конституций остается неясной, отметил в беседе с Кавказ.Реалиями политолог и общественный деятель Альберт Эседов.

«В республике мало кто задается вопросом о том, нужны ли поправки в Конституцию Дагестана. По большому счету, населению этот вопрос даже неинтересен. Нет каких-либо широких обсуждений и замечаний по этому поводу», — утверждает Эседов. Он полагает, что вскоре конституции субъектов будут приведены в соответствие с Конституцией РФ.

«А Конституция Дагестана вообще существует или нет?» — отвечает вопросом на вопрос заместитель руководителя ОНК по Дагестану Ума Аскерханова: «Мы, жители республики, по Конституции Дагестана никогда не жили, и не будем жить. Это видно по отношению чиновников к людям, по бесчинствам в ведомственных учреждениях. Поэтому складывается впечатление, что конституция негласно аннулирована».

Оцените статью
Добавить комментарий