«Требования Битарова абсурдны». Главред осетинской газеты — о суде с главой региона

Глава Северной Осетии Вячеслав Битаров подал иск к главному редактору местной газеты «Свободный взгляд» Мадине Сагеевой: он считает, что журналистка в публикациях порочит его честь и достоинство. Помимо требования удалить статьи, Битаров добавил в иск свои моральные страдания. Они были оценены в миллион рублей, которые он просит взыскать в пользу двух детских домов республики.

Сагеева рассказала Кавказ.Реалиям о том, как собирается защищаться от претензий Битарова.

– Мадина, вы ознакомились с исковым заявлением? Вам понятна суть претензий?

– Очень даже понятна. Истец вместе со своим адвокатом, видимо, считают, что про главу республики нельзя писать негативную информацию. Им кажется, что если информация негативная, то это уже может служить основанием ее не публиковать, удалить или опровергнуть, чтобы в будущем журналист так больше не поступал.

Но у меня для них плохая новость: журналист может критиковать власть. Это даже одна из его обязанностей. Когда я критикую власть, то делаю это из-за ее негативных поступков. А честь и достоинство могут быть опорочены, если совпадают три момента: если информация негативная, она недостоверная и массово распространена. Да, я массово распространила негативную информацию, но она достоверная. И в суде я это легко докажу. На каждое мое написанное слово у меня есть подтверждающий документ. Достоверная информация, даже если она негативная, не может порочить честь и достоинство. Точнее может, но по вине не журналиста, а человека, совершившего эти негативные поступки.

– Есть ли к вам со стороны Битарова претензии, с которыми вы хотя бы отчасти можете согласиться?

– Может быть. В иске есть претензия из-за мнения, что Вячеслав Битаров недостаточно образован для того, чтобы занимать пост главы республики. Возможно, в требованиях к руководителям регионов нет обязательного условия, чтобы у них было какое-то специальное образование, кроме сельскохозяйственного. Если это так, то, наверное, утверждать, что он недостаточно образован, нельзя. Но это мое личное мнение, которое я могла бы высказать в экспертном опросе. Поэтому даже здесь, по-моему, им ничего не светит.

– Что Битарову не нравится в журналисте Сагеевой?

– Сам факт моего существования.

– Это ваш второй судебный процесс, который затрагивал интересы Битарова. Первый вы проиграли. То решение было объективным?

– Нет. Это был забавный процесс. Тогда я впервые участвовала в судебных разбирательствах и не отнеслась к этому всерьез. Мне казалось совершенно очевидным, что у компании «Фат-Агро» (принадлежит семье Вячеслава Битарова – прим.ред.) нет вариантов выиграть дело. Я вспоминаю этот процесс как какой-то фарс. Мне хочется верить в судебную систему России. У меня нет желания обращаться в какие-то правозащитные организации. Для меня важно, чтобы меня защитила судебная система государства, в котором я живу. Для меня это основополагающая вещь, и мне очень хочется верить, что в нашей стране это возможно, даже если ты судишься с главой региона.

– То есть у вас не будет адвоката?

– Будет. Я говорю о том, что не хотелось бы обращаться к правозащитникам, потому хочется верить, что суд вынесет справедливое решение независимо от того, кто с кем судится.

– Это прецедент, когда глава республики подает иск на журналиста. Верите ли, что суд может быть объективным?

– Да. Первое дело рассматривал Арбитражный суд. Нынешнее – гражданский. А мы не первый год видим, как наши суды выносят справедливые решения: вспомним восстановление на работу врачей, другие дела, когда люди побежали систему.

– Как и с помощью чего вы собираетесь отстаивать свою правоту?

– Документами. Мне правоту отстаивать будет просто: я должна буду в суде доказать достоверность тех сведений, которые, по мнению Битарова, задевают его честь и достоинство. Любую свою статью я подтверждаю документами. Другое дело, что формат газеты не предполагает, чтобы каждое потенциально спорное слово подкреплялось документами. А на информационных сайтах я смело прикрепляю ссылки, документы. Я не блогер, я журналист и отвечаю за каждое свое слово. Суду будет очень сложно не принять во внимание эти документы.

Если я выиграю дело, то это будет означать, что суд счел мои сведения достоверными. А сам Битаров их называет порочащими достоинство. По закону о госслужбе государственный служащий не может совершать поступки, порочащие его честь и достоинство. То есть мой выигрыш должен автоматически вызвать отставку главы региона. Поэтому допускаю, что будет сделано все, чтобы я проиграла процесс.

– Но при этом будете обжаловать такое решение?

– Допускаю возможность, что в моих текстах найдутся юридические закорючки, до которых можно докопаться. Но я знаю, что с лингвистической точки зрения там все абсолютно чисто. Я сама имею образование лингвиста и отдаю себе отчет в том, что пишу. Но юриспруденция отдельная наука, в которой я не сильна. Возможно, мои оппоненты настолько опрометчивы, что подали заведомо проигрышный иск, но я не стала бы их недооценивать. Однако совершенно очевидно, что ответчиком не может быть юрлицо в лице физлица. Они подали иск к газете «Свободный взгляд» (Мадина Сагеева – главный редактор издания – прим.ред.), но при этом к ответу призывают меня. А их требование запретить мне впредь публиковать негативные сведения о Битарове законом не предусмотрено.

Третье требование Битарова тоже абсурдно и незаконно. Невозможно взыскать моральный ущерб в пользу учреждения, не привлеченному к делу в качестве соистца. С меня хотят взыскать деньги в пользу уже несуществующего детского дома «Виктория», закрытого самим же Битаровым (решение о ликвидации детдома принимали республиканские власти – прим.ред.). Это вообще праздник абсурда.

– Допускаете мысль о заключении мировой?

– Скорее, нет. Какое в нашем случае мировое соглашение может быть? Я перестаю критиковать Битарова? Да, могу, мне нетрудно. После этого иска смешнее материала я уже не напишу.

– Вы – жесткий критик Битарова. Чем он вам не угодил?

– С первого года его работы на посту главы региона я пишу о конфликте интересов. Он единоличный учредитель крупнейшей в республике компании, которая пользуется господдержкой. Эта компания везде. И в то же время он главное должностное лицо республики.

Кавказ.Реалии: семья Битарова владеет группой компаний «Бавария», в которую входит одноименный пивоваренный завод, агропредприятие «Фат-Агро», производство цемента и сеть ресторанов. После назначения Вячеслава Битарова главой республики на посту гендиректора компании его сменил старший сын Зелимхан Битаров.

Вячеслав Зелимханович должен заботиться о том, чтобы развивался бизнес, экономика. Это его одна из основных задач. Но похоже, что развивается только компания «Бавария». Так не должно быть.

– Раньше вы с Битаровым вместе работали в исполнительной власти: он — премьер-министром, вы — помощником предыдущего главы региона Тамерлана Агузарова. Когда между вами пробежала черная кошка?

– Тогда же. Я неоднократно критиковала действия председателя правительства, делала это открыто, понимая, что мы члены одной команды, делаем одно дело. Но, видимо, этого мне не простили. Будучи премьером, Битаров говорил о закрытии реабилитационного центра, в котором лечились дети с церебральным параличом. Я тогда открыто выступила против. По опыту предыдущей работы в «Русфонде» я понимала, что центр нужен больным детям. Это было единственное место, где они социализировались, где ими занимались преподаватели. Пришедший из бизнеса Битаров задумал закрыть его, чтобы сократить расходы. Я не согласилась с этим и сказала об этом вслух. Это одна из историй, таких историй было немало.

– Как вы оцениваете свои шансы на победу в суде?

– Я не представляю, как можно проиграть этот процесс. Но в то же время не представляю, как глава региона может проиграть в суде журналисту. Но мне хочется верить в справедливую судебную систему.

Оцените статью
Добавить комментарий