«Жителей Чечни используют как бойцов». Как пропаганда Кадырова отвечает на санкции

В Чечне в соцсетях в поддержку главы республики Рамзана Кадырова и его семьи проходят флешмобы, что связаны с санкциями Госдепартамента США. Как работает прокадыровская пропаганда в условиях санкций и чем объясняется бурная реакция на них?

Новые санкции совпали с активизацией провластной пропаганды в Чечне, этим объясняется огромное число комментариев в поддержку Кадырова, отмечает председатель совета правозащитного центра «Мемориал» Олег Орлов.

«Режим в Чечне начал практиковать новый метод работы с информацией, — говорит Орлов. — По сути ведется информационная война, а люди в ней — оружие. Всех жителей Чечни используют по максимуму в качестве бойцов. Такая задача была поставлена перед новым министром информации Чечни Ахмедом Дудаевым. Он посетил все бюджетные ведомства и министерства республики. Казалось бы, о чем должен говорить министр? Рассуждать, как освещать их деятельность. А он наоборот требовал от руководства ведомств организовать бюджетников на восхваление власти. И тут объявили санкции. Одно с другим совпало».

Простые чеченцы больше не могут «купить» безопасность молчанием, от каждого требуют сетевой активности и лестных комментариев о руководстве Чечни, добавляет правозащитник: «После санкций людей стали вынуждать показать свою лояльность. Это способ борьбы с инакомыслием. Заодно — создание картинки: якобы весь народ в едином порыве поддерживает Рамзана Кадырова».

Режим Кадырова все более становится похож на политику лидеров Северной Кореи, считает собеседник: «Можно попытаться объяснить реакцию Кадырова рационально: вроде бы он говорит, что санкции не страшны, но тут же выдает бурную реакцию. Но нельзя тоталитарный режим оценивать с рациональной точки зрения. Режим Ким Чен Ына действует по своей внутренней логике. Там без конца надо воспроизводить репрессии, они нужны как профилактика. В Северной Корее тоже всегда эти парады, славословия. А кроме того, надо производить самую мощную, самую грубую пропаганду среди граждан. Власти Чечни действуют похожим образом».

Невзирая на оптимизм главы Чечни, санкции для него весьма неприятны, уверен Орлов: «Его дочь до пандемии в Париж ездила, представляла свой модный дом, дизайнерские проекты. Не думаю, что это важная часть семейного бизнеса, но это удовольствие, большое самоудовлетворение, мол, мы в Париже представлены. А сейчас появилась вероятность, что в Париж особо не съездишь».

Директор модного дома Firdaws Айшат Кадырова представляет в Париже новую коллекцию одежды

Директор модного дома Firdaws Айшат Кадырова представляет в Париже новую коллекцию одежды

Яркая реакция руководства Чечни на новые санкции вызвана ударом по его имиджу и самолюбию, хотя Кадыров не упускает случая использовать для пиара даже плохие для него новости, полагает директор Центра анализа и предотвращения конфликтов Екатерина Сокирянская.

«Рамзан Ахматович серьезно к себе относится, — говорит собеседница. — Он не привык к негативу в свой адрес. Он привык к тому, что люди из его окружения высказывают обожание и восхищение. И он не привык к критике, кроме как со стороны отдельных журналистов, на которых руководство Чечни пытается воздействовать угрозами. Оно всегда исходит из принципа, что нужно отвечать на любые нападки, и не пропускает ни одного критического замечания или статьи. И ответ часто непропорционально жесткий: вероятно, для того, чтобы оппонентам «неповадно было». А здесь — санкции, которые будут иметь последствия на международном уровне. Как не ответить? Другое дело, что с Америкой тягаться все-таки трудно – разные весовые категории».

По словам Сокирянской, сейчас власти Чечни делают все, чтобы продемонстрировать народную любовь к своему главе: санкции — это происки врагов, а чеченцы любят своего «падишаха», как его теперь открыто называют в республике даже по государственным телеканалам.

Однако, замечает эксперт, в контексте введенных санкций вызывают вопросы ограничения в адрес женщин из семьи Кадырова – его жены Медни, а также двух из его дочерей — Айшат и Хадижат: «Американское правительство не разъяснило, чем вызваны меры в отношении членов семьи. Мне, например, тоже непонятно, почему должна страдать дочь Кадырова или его жена? Если у правительства США есть доказательства совершенных им преступлений, то почему дочь должна отвечать за отца? Не это ли коллективная ответственность, с которой правозащитники много лет боролись в контексте самой кадыровской Чечни?».

В обозримом будущем санкции не нанесут лидеру Чечни заметного ущерба, считает Сокирянская: «Они чисто технически могут помешать функционировать какому-то бизнесу Кадырова за границей, передвижению финансовых потоков. Может быть, его заблокируют в соцсетях. Возможно, дочь Кадырова не сможет проводить показы мод в европейских столицах. Но в краткосрочной перспективе и повседневной жизни главы Чечни санкции никак на него не повлияют. Даже, возможно, поднимут его статус в глазах Кремля. А в долгосрочной перспективе, при изменении ситуации в стране, они могут стать более действенным инструментом давления».

К слову, уже через два дня после объявления санкций президент России Владимир Путин повысил Кадырова: присвоил ему звание генерал-майора. Кремль объяснил это тем, что глава Чечни «сам координирует действия силовиков в случае возникновения террористической угрозы».

Анзор Масхадов, сын убитого президента сепаратистской Ичкерии Аслана Масхадова считает, что санкции Госдепартамента США оказались очень болезненными для чеченского руководства: «Их это очень задело, как мы видим по реакции. Еще лучше было бы перекрыть им кислород в Европе и в арабских странах. В этом году они решили нейтрализовать своих критиков разными методами: давление на родственников, убийства и публичные унижения».

По словам Масхадова, у его родных, проживающих в Чечне, постоянно бывают проблемы с властью: «Недавно давили на братьев моей матери. В последний раз приходили к старшему из них, так он умер через день-два. Раньше также их забирали [кадыровцы] и ставили условия: если не позвонишь по такому-то номеру и не попросишь извинения за высказывания [критика их режима], то с родными разберутся. Я их послал подальше, сказав: «Что вы за мужчины, если пугаете женщин и стариков? Если что-то хотите требовать с меня, то делайте это по-мужски, а не этими недостойными для мужчин методами»».

Сейчас людей не бомбят, нет «зачисток», но идет идеологическая борьба против чеченского народа, заключает Масхадов: «Людей пугают такими подлыми методами, а сами в это время внедряют свою историю, уже переписанную и переделанную, внедряют ее в умы молодежи».

Оцените статью
Добавить комментарий