«Мы все оставили на суд Всевышнего». Осужденным за нападение на Нальчик мешают выйти на свободу

В конце июля начальник Управления Федеральной службы исполнения наказаний (УФСИН) России по Кабардино-Балкарии вручил благодарственные письма родственникам сотрудников, погибших при нападении боевиков на объекты силовых структур в Нальчике 13 октября 2005 года. В это время выжившие другой стороны конфликта отбывают сроки — при этом, даже если они не пожизненные, у осужденных мало надежды выйти на свободу: им чинят препятствия, стремясь оставить их в заключении.

Согласно официальной версии, в тот день нападению подверглись одновременно 13 объектов – министерство внутренних дел по КБР, управление федеральной службы безопасности, первый, второй и третий отделы внутренних дел Нальчика, Центр «Т», Нальчикский пограничный отряд, УФСИН по КБР, ОМОН МВД по КБР, патрульно-постовая служба МВД по КБР, пост дорожно-патрульной службы, два оружейных магазина. Руководство нападениями осуществляли Анзор Астемиров из Кабардино-Балкарии и Шамиль Басаев из Чечни.

В результате были убиты 35 сотрудников правоохранительных органов и 95 нападавших, 15 гражданских лиц. 59 человек предстали перед судом, будучи обвиненными в терроризме, участии в деятельности преступного сообщества, бандитизме, вооруженном мятеже и др.

Многие из них получили пожизненные сроки, но большинство из них свою вину не признает. Среди них Анзор Машуков, который этапирован в Ямало-Ненецкий автономный округ. По данным правозащитников, в отношении него была нарушена статья Конвенции о правах человека, касающаяся уважения частной и семейной жизни.

В беседе с Кавказ.Реалиями супруга Машукова, Евгения Куготова, отметила, что он не убил ни одного силовика.

«В свое время много было сказано и написано на эту тему моим мужем. Он получил свой пожизненный срок за то, что пытался говорить правду на суде, за то, что не убил ни одного сотрудника (это доказанный факт) и, более того, не дал убить еще как минимум пятерых сотрудников. Видимо, за эти спасенные жизни и сидит теперь. В то время как другой, убивший, получил около 12 лет и давно уже вышел на свободу. Вот и вся «справедливость»», — сокрушается Куготова.

В январе 2016 года Верховный суд России сократил сроки наказания большинству фигурантов дела, однако отказался отменить пожизненные приговоры пятерым осужденным.

Как рассказала Евгения, несколько дней назад умерла мать одного из «пожизненников», так и не получив возможности обнять сына все последние 15 лет.

«Мы давно уже все оставили на суд Всевышнего. Перед ним каждый будет держать ответ», — добавила женщина.

Руководитель «Кабардино-Балкарского регионального правозащитного центра» Валерий Хатажуков указал, что даже осужденным не на пожизненный срок за события 2005 года сложно выйти на свободу. Очень часто, когда заканчивается срок отбывающих наказание по событиям 2005 года, у некоторых из них начинают появляться «некоторого рода проблемы», говорит он: «Есть случаи, когда им предлагают сотрудничать со спецслужбами после окончания срока, а те отказываются. Тогда против них фальсифицируются уголовные дела. И они дальше продолжают оставаться в заключении. Комиссия по адаптации, куда вхожу и я, пытается заниматься этими проблемами. Участники этих событий после окончания срока заключения приглашаются в комиссию, и комиссия пытается решать проблемы для их адаптации – трудоустройство, восстановление в учебе и прослеживание дальнейшей их жизни».

Как добавляет Хатажуков, сегодня в Кабардино-Балкарии нет бандподполья как такового — структурированного, с конкретными лидерами, с акциями. Однако случаи радикализации молодежи имеют место, чему способствуют нерешенные экономические, политические и социальные проблемы.

К примеру, 22 июля ФСБ отчиталась об убийстве в районе села Лечинкай группы молодых приверженцев экстремистской группировки «Исламское государство». Ранее, в марте, близ села Кременчуг-Константиновское в Баксанском районе силовики убили при задержании трех подозреваемых в подготовке теракта.

«До сих пор сохраняется такая почва «благодатная» для радикализации. Кроме того, до сих пор нет системной профилактической работы с молодежью по этой линии. Те причины, которые способствуют появлению радикализации, еще существуют», — уверен Хатажуков.

Оцените статью
Добавить комментарий