«Часто насильником выступает кто-то из семьи». В Осетии запустили службу помощи детям, жертвам насилия

Преступления сексуального характера, совершенные в отношении детей, на Кавказе – не редкость. Это не только изнасилования: по факту к ним приравнивается даже показ детям порнографии. И не зря: травмы, которые они получают, могут проявиться спустя многие годы, поясняют эксперты. С целью оказать таким детям психологическую поддержку, в Северной Осетии открыли специальную службу. В других республиках также считают, что нужны подобные службы.

Согласно официальным данным, в Северной Осетии в первом полугодии 2020 года в производстве управления СКР по региону находилось 35 уголовных дел о преступлениях, совершённых в отношении несовершеннолетних. В суд из них было направлено 11.

«Анализ сообщений о преступлениях показал, что основная категория преступлений связана с посягательствами на половую неприкосновенность, а также жизнь и здоровье детей», — сообщили в ведомстве.

По закону дети, пострадавшие при таких инцидентах, должны допрашиваться только в присутствии психологов. Однако проблема в том, что психологи зачастую бывают случайные, каких-то особых требований, кроме наличия специального образования, к ним не предъявляют. В результате психологическое сопровождение таких детей носит формальный характер.

Психолог владикавказского центра «Моя семья» Залина Текоева несколько лет получала дополнительные квалификации по работе с подобными детьми, и сейчас на базе центра открывается первая в Северной Осетии служба психологического сопровождения несовершеннолетних, пострадавших от сексуального насилия.

«Служба будет работать во время следственных действий, по запросу родителей, либо дети старше 14 лет имеют право сами обратиться к нам, – объясняет Залина корреспонденту Кавказ.Реалии. – Мы протягиваем эту руку помощи, потому что часто насильником выступает кто-то из семьи».

Залина рассказывает, что сотрудники правоохранительных органов обязаны задавать вопросы в установленном порядке, а дети часто не понимают этого языка.

«Как может ребенок понять даже такие слова, как «против твоей воли»? — вопрошает Залина. – Здесь на помощь должны приходить психологи, которые объясняют, что хочет узнать у них следователь».

В службе будет работать несколько специально подготовленных психологов, что будут помогать следователю в устранении эмоциональных барьеров в общении с ребенком.

Залина перечисляет, что должны делать люди, которые узнали, что их ребенок пострадал от рук насильника: не мыть ребенка, не стирать одежду, в которой он был, обратиться в правоохранительные органы, провести медэкспертизу.

«Самое главное – это снять острое чувство вины, — объясняет она. – Есть дети очень теплые, есть дети очень ведомые. И этим могут воспользоваться. Большая часть даже не понимает, что произошло. Бывают и провалы в памяти как следствие психотравмы».

В то же время Залина рассказывает, что некоторые подростки используют обвинения в насилии как способ избавиться от не нравящихся им людей – отчима, надоевшего молодого человека и так далее.

В других регионах Кавказа, например, в Дагестане, случаи сексуального насилия детей также нередки.

«Увеличилось не количество случаев, а количество обращений, – объясняет главный редактор интернет-портала «Даптар» Светлана Анохина. – Но нет специальной службы сопровождения, нет кризисного психолога. Ребенок понимает, что та ситуация, в которой дом был уютным и теплым местом, лучше нынешней ситуации. И начинает говорить, что ничего не было».

По словам Анохиной, очень часто в роли насильника выступают члены семьи, а матери стараются скрыть это: «Ситуация достаточно распространенная, но абсолютно все вокруг заинтересованы, чтобы это не всплыло. Это характерно не только для Кавказа, но если обычно везде старается скрыть только семья, то здесь молчать может целое село».

Анохина отмечает, что в Дагестане, по ее наблюдениям, в роли насильника чаще всего выступает дедушка: «Но бывают и отцы, и дяди, и старшие братья. Бывают друзья отца, бывают друзья брата. Все зависит от крепости иерархии. Если слово деда неколебимо, то это принимает ужасающие масштабы».

В Ресурсном социально-психологическом центре «Синтем» в Грозном отмечают важность наличия на Кавказе службы психологической поддержки детям-жертвам сексуального насилия.

«В современных условиях детей, страдающих от насилия, к сожалению, становится все больше. Мы узнаем о случаях педофилии, инцеста, действий сексуального характера в отношении несовершеннолетних, и, конечно, появляются страхи за детей, мы начинаем думать о том, как их уберечь от жестокости и зла. В этом контексте такая служба, несомненно, востребована», – рассказывает руководительница центра Инна Айрапетян.

По ее мнению, там должны работать квалифицированные специалисты узкой специализации, способные помочь подросткам и детям восстановить утраченное доверие и снизить риск последующей виктимизации: «В идеале такие службы должны были бы работать в каждой республике, но специалистов мало, и я рада, что наши коллеги открывают такую службу. Надеюсь, что она будет мобильной, чтобы представлять интересы пострадавших детей на всем Северном Кавказе».

Оцените статью
Добавить комментарий