«Лишней кожи у восточных женщин я не встречала». Муфтият Дагестана и обрезание

Муфтият Дагестана постановил, что женское обрезание, согласно религиозным нормам, не подразумевает удаление органов и их частей, поскольку ислам запрещает наносить вред телу. Хотя это заключение не содержит прямого запрета на такую операцию, оно существенно отличается от предыдущих заявлений мусульманских деятелей Северного Кавказа на эту тему: по мнению наблюдателей, впервые сделан шаг в сторону осуждения обычая.

Согласно разъяснению духовного управления мусульман республики, под обрезанием понимается худэктомия, удаление лишь небольшой частички клиторального капюшона (крайняя плоть у женщин), который находится над клитором. Делается это, объясняет фетва, в том случае, если у женщины есть там «лишняя кожа».

«Часть ученых-богословов считают эту процедуру необязательной. Некоторые ученые прошлых столетий предполагали, что представительницы западных и восточных стран имеют некоторую анатомическую разницу в строении половых органов, а именно они считали что у западных женщин обычно не бывает лишней кожи вокруг клитора в отличие от восточных. Следовательно, делать им худэктомию нет необходимости. Это, конечно, в том случае, если излишков вокруг клитора на самом деле нет», — говорится в фетве.

Это новое объяснение противоречит заявлению, сделанному годом ранее заместителем имама махачкалинской джума-мечети Магомедом Курбандибировым. В фильме «Бьет — значит бьет» Ирины Шихман он говорил, что в исламе приветствуется обрезание части клитора, чтобы во время вынужденного сексуально воздержания «женщине было легко». Речь не шла о «лишней коже».

«Это исполнение определенного обряда, чтобы человек, когда станет несовершеннолетним, чтобы было легко контролировать саму себя женщине, мусульманке», — заявлял Курбандибиров. Он объяснял, что усечение клитора способно облегчить жизнь незамужней женщине.

В газете “Нур-ул ислам” утверждалось, что “положено слегка обрезать головку клитора”: “Женское обрезание, практикуемое в исламе, имеет положительное значение. При этом удается избежать фактора повышенной возбудимости от внешних, порой случайных воздействий. Повышенная возбудимость при неокрепшем сознании может привести к печальным последствиям”.

Председатель координационного центра мусульман Северного Кавказа, муфтий Карачаево-Черкесии Исмаил Бердиев в 2016 году называл безопасными для здоровья операции по женскому обрезанию. Согласно Бердиеву, эта процедура не противоречит догмам ислама и нужна для того, чтобы «успокоить женскую прыть».

«Надо всех женщин обрезать, чтобы разврата не было на Земле, чтобы сексуальность уменьшилась. Если бы это было применительно ко всем женщинам, это было бы очень хорошо. Женщину Всевышний создал для того, чтобы она рожала детей и их воспитывала. А [обрезание] не имеет к этому никакого отношения. Женщины от этого не перестают рожать. А вот разврата было бы меньше», — отмечал муфтий.

Что повлияло на смену религиозной риторики в отношении женского обрезания и как будет работать фетва, Кавказ.Реалии спросили у экспертов.

Позиция дагестанского муфтията поможет обезопасить новых потенциальных жертв этого обычая, считает Светлана Анохина, главред портала «Даптар», издания о положении женщин на Северном Кавказе.

«До этого мы имели разбросанные повсюду призывы обрезать девочек и уклончивые ответы муфтията на эту тему. Мы также видели ползучую экспансию этой практики в другие города. В Москве в сети бьюти-клиник, как выяснилось, ее проводят. Они открыто размещали рекламу операции, и наш муфтият это приветствовал через газеты, интервью, дискуссии — что это очень желательно для мусульманок. Теперь же те религиозные граждане, кто не желал делать дочерям калечащую операцию, обрели прочную платформу для своей позиции», — указывает Анохина.

Правозащитник и кавказовед Михаил Савва уверен, что женское обрезание противоречит правам человека: «Те, кто практиковал этот варварский обычай, будут продолжать это делать. А правозащитники будут по-прежнему ссылаться на решение ООН 2012-го года, где эта практика признана противоречащей правам человека, причем сразу нескольким базовым правам».

Как напоминает Савва, согласно исследованию проекта “Правовая инициатива”, в районах, где практикуется калечащая практика, мужчины заявляют о ее необходимости, тем не менее не приводя никаких аргументов в поддержку своей позиции.

«Сложилась ситуация, когда конкретизировать, зачем это делается, уже стыдно и неприемлемо, но придерживаться этого обычая все еще допустимо», — резюмирует правозащитник.

Жертва калечащей практики, представительница одной из народностей Дагестана на условиях анонимности согласилась рассказать Кавказ.Реалиям о пережитом ею опыте.

«Это было в нашем селе, в горах. Я — дошкольница. Этот день смутно помню. Мне говорили, надо сделать, это всем девочкам делают. Деталей не помню. Женщина в годах, ножницы. У меня сохранился ее образ. Старшие родственницы меня усадили на корточки и держали. Та, что с ножницами, плохо видела. Я вырывалась, поэтому она успела отхватить кусок одной из малых половых губ. Помню свой крик, кровь и боль. А перед этим — смущение и страх. Чужой человек, а я раздетая», — вспоминает она.

Что касается чувствительности — ей нужно много времени, чтобы расслабиться и получить сексуальное удовольствие. «Но сравнить мне не с чем, — признается она. — Я же не знаю, как было бы без обрезания. Это очень интимная тема, разговор о ней вызывает дискомфорт, но я хочу, чтобы это освещалось, тогда, возможно, других девочек это не коснется».

Наша собеседница отмечает, что немногие в регионе знают о проблеме, потому что обычай практикуется лишь в определенных селах. Однако отрицать происходящее нельзя. Она уверена, что с проблемой калечащих операций нужно бороться, введя за это уголовное наказание. Кроме того, нужна просветительская работа: «Надо, чтобы имамы в мечетях разъясняли. Ведь сейчас говорят, что это делается по исламу, по сунне, а не только по традиции».

Ранее Кавказ.Реалиям 32-летняя махачкалинка рассказывала, что с ней это случилось, когда ей было восемь лет. В то время она жила с бабушкой по отцовской линии в грузинском селе Тиви: «Я мало что помню, мой мозг стер практически все воспоминания. Помню очень взрослую женщину с трясущимися руками. Меня посадили перед ней на корточки и держали то ли тётя, то ли двоюродная сестра. Помню смущение, стыд и как эта женщина отрезала что-то там ножницами».

Акушер Татьяна Богудлова, работающая с женщинами разных народностей, считает, что лишней кожи у них нет, а жесткие формы обрезания очень вредны для здоровья.

«Что касается худэктомии. Зачем обрезать, что там лишнего? — недоумевает она. — Нет у восточных женщин на капюшоне клитора лишней кожи. Быть может, богословы путают этот орган с третьим веком монголоидным, что встречается у жителей пустыни? Да, есть разные виды таза. Африканский антропоидный, азиатский (широкие бедра и небольшое расстояние между лобковой и крестцовой костью), платопилоидный, гинекоидный. Большое разнообразие форм, но лишней кожи у восточных женщин я не встречала».

Оцените статью
Добавить комментарий