Скандал с Евкуровым, спор с Кадыровым. В Ингушетии Хамхоев вновь избран муфтием

В Ингушетии муфтием недавно в очередной раз стал Иса Хамхоев – эту должность он занимал на протяжении 15 лет. За пределами региона Хамхоев известен в основном из-за конфликтов.

Он не побоялся отлучить от мусульманской общины экс-руководителя республики Юнус-Бека Евкурова, а тот в ответ добился юридической ликвидации Духовного управления мусульман Ингушетии.

Поругался Хамхоев и с главой Чечни Рамзаном Кадыровым, чьей поддержкой пользовался до протестов: разлад произошел после того как Хамхоев выступил с критикой резонансного соглашения о границе с соседями.

  • Справка: во время перерыва между избраниями Хамхоева муфтиятом руководил Абдурахман Мартазанов, умерший от коронавируса весной, а затем Магомед Хаштыров, которые долгие годы работал в духовном центре заместителем муфтия.

Общественники Ингушетии рассказали, что принесет республике переизбрание Хамхоева.

Разлада между Хамхоевым и Евкуровым не было, был конфликт между муфтиятом и чиновниками, считает журналист из Ингушетии Изабелла Евлоева: «Все это время мы были свидетелями даже не конфликта, а вмешательства властей в работу муфтията. Вспомним попытки министра по межнациональным связям Руслана Волкова диктовать имамам тематику проповедей в мечетях. Однако сейчас прямого конфликта у муфтия Хамхоева с [главой Ингушетии Махмудом-Али] Калиматовым нет. Думаю, многое будет зависеть от дальнейших действий руководства республики».

  • Справка: по словам религиозных деятелей, Волков давал имамам советы о «правильных» проповедях в мечетях и предлагал убеждать жителей республики забыть о трагедии осени 1992 года, когда в ходе осетино-ингушского конфликта сотни людей были убиты, несколько тысяч взяты в заложники и более 190 человек числятся пропавшими без вести.

Вспоминая конфликт муфтията и ингушских властей, правозащитник Магомед Муцольгов обращает внимание, что его инициатор – Евкуров.

«Понятно, что эту борьбу начал Евкуров, – считает собеседник. – Но народ не поддерживает подобное, потому как власть не имеет права лезть в дела религии. Евкуров не просто пытался вмешиваться в религию, он пытался руководить этими процессами и действительно создавал новое управление по вопросам религии при своей администрации. Причина этого – личный конфликт с Хамхоевым, а не противостояние с самим Духовным центром мусульман республики».

Муцольгов полагает, что действия министра по национальным вопросам Руслана Волкова по работе с имамами – это одна из частей «антиингушской политики»: «Вспомним и развернутые против народа Ингушетии репрессии, в том числе против Духовного центра мусульман республики, для дискредитации которого подключили даже совет Северо-Кавказских муфтиев во главе с Исмаилом Бердиевым».

До земельных протестов в Ингушетии Хамхоев пользовался поддержкой главы Чечни Рамзана Кадырова. Но во время митингов в Магасе муфтий раскритиковал территориальный договор с соседней республикой. Хамхоев предлагал привлечь к шариатскому суду сторонников соглашения о новой границе между республиками.

Кадыров не имеет желания встревать в какие-то разборки, убежден чеченский правозащитник Руслан Кутаев: «Есть достаточно обозначенный конфликт между общественностью Ингушетии и кадыровской властью. Поэтому не могу предсказать, что последует за новым назначением Хамхоева: идиллия или конфронтация. Но последствий для Чечни в этом назначении не будет».

Кутаев предполагает, что кандидатура Хамхоева согласовывалась в Кремле: «Это решение обсуждалось с кураторами из администрации президента, потому что муфтий – не столько серьезная религиозная, сколько политизированная личность. И таких назначений без обсуждения с Москвой не может быть. Эта должность, на которую человек назначается, чтобы влиять на события в республике».

Он называет назначение Хамхоева компромиссом и заключает: «Нельзя было в данный момент найти никого лучше».

Оцените статью
Добавить комментарий