«Силовики подмяли под себя Конституцию». В Дагестане сорвали пресс-конференцию правозащитников

В Махачкале после анонимного звонка о бомбе была сорвана пресс-конференция о полицейском произволе, а за несколько дней до этого в квартиру зампредседателя Общественной наблюдательной комиссии по Дагестану пытались вломиться неизвестные. Правозащитники называют эти события звеньями одной цепи и связывают с давлением на ОНК в республике.

3 сентября в махачкалинском офисе Общественной наблюдательной комиссии по Дагестану должна была пройти пресс-конференция, посвященная нарушению прав человека со стороны работников внутренних органов.

На ней планировали обсудить резонансные дела, которые в последние несколько лет были заведены в республике: например, обвинение журналиста газеты «Черновик» Абдулмумина Гаджиева в финансировании терроризма, расследование в отношении бывших полицейских начальников Зиявудина и Раипа Ашиковых, а также историю убитых братьев-чабанов Гасангусена и Наби Гасангусеновых, отец которых безуспешно добивается от властей права на проведение митинга с требованием наказать виновных в смерти сыновей.

Однако мероприятие было сорвано из-за анонимного звонка о минировании в помещении, где планировали провести встречу.

«Оцепили здание лентой и вывели только меня с адвокатом, которая занималась организационными вопросами по круглому столу. Однако на втором этаже и в соседних домах оставались люди. Во дворе также находились машины. Если бы случился взрыв, то пожар был бы огромный», — говорит замруководителя ОНК по Дагестану Ума Аскерханова.

Звонок оказался ложным. При этом сотрудники Кировского отдела полиции Махачкалы заявили общественникам: о сообщении, что в офисе ОНК была заложена бомба, им ничего не известно. Не было этого факта и в ежедневной сводке ведомства.

За несколько дней до круглого стола в квартиру Аскерхановой пытались ворваться неизвестные. Она допустила, что это могли быть силовики.

«Этот цирк против ОНК организован некоторыми сотрудниками правоохранительных органов. Я сама майор в отставке, и мне бы не очень хотелось верить, что это могли сделать мои коллеги. Просто в одной из машин, которая стояла у моего дома, был человек, очень похожий на сотрудника одного из РОВД Махачкалы. Теперь мы пытаемся выяснить, так ли это», — говорит Аскерханова.

После ночной попытки вломиться в квартиру Аскерханова подала заявление в УФСБ с просьбой учесть тот факт, что на членов ОНК может оказываться давление вплоть до подкидывания запрещенных веществ.

Силовики активизировались после визита Аскерхановой к арестованным по резонансным делам, утверждают коллеги правозащитницы.

Однако источник Кавказ.Реалий в полиции республики отрицает вмешательство силовиков в деятельность общественников. По его мнению, «возможно, члены ОНК хотят привлечь к себе внимание».

Действия тех, кто сорвал пресс-конференцию 3 сентября, связаны со злоупотреблением служебными полномочиями, полагает адвокат Джамбулат Гасанов. Он работает по делу убитых во время спецоперации братьев Гасангусеновых.

«Работе ОНК пытаются помещать, а исполнительная власть хочет заглушить общественное мнение, — считает Гасанов. — Власть создана для охраны интересов общества. А на самом деле силовики подминают под себя основу Конституции РФ».

Общественник из Дагестана Магомед Шамилов вспоминает, что члены ОНК в республике в прошлом работали в ещё более суровых условиях: «Ведь 90-95 процентов раскрываемости преступлений обеспечивается путем выбивания показаний из арестованного».

Для работы в Дагестане нынешнего состава ОНК не хватает, отмечает Шамилов. Но так как эта деятельность не оплачивается, то найти людей, готовых заниматься ею в свободное время, непросто, заключает он.

Оцените статью
Добавить комментарий