Выдуманная проблема? В Абхазии майнеров назвали угрозой электроснабжению

Энергетики самопровозглашенной Абхазии в очередной раз заявили: их мощностей не хватает для обеспечения всех потребностей населения. Главной причиной энергодефицита они назвали майнинг криптовалют, который де-юре на этой территории запрещен, но де-факто криптофермы все равно работают, хотя и находятся в «серой» зоне.

Справка: майнинг — это добыча криптовалюты. Так как ее выпуск никто не регулирует, то добывать биткоины или другую криптовалюту может кто угодно. Майнеры предоставляют свои вычислительные мощности для поддержки сети транзакций, за это они получают вознаграждение в криптовалюте. Основные их затраты — покупка высокопроизводительного оборудования и стоимость электричества.

Суммарная мощность майнингового оборудования в Абхазии составляет не менее 40-45 МВт, заявляют в оперативно-диспетчерской службе РУП «Черноморэнерго». За год круглосуточной работы это примерно 400 млн киловатт-часов — больше половины прогнозируемого дефицита, говорит директор по оперативно-технологическому управлению организации Руслан Кварчия.

Майнинг в Абхазии запрещен отдельным решением правительства с декабря 2018 года. Но о наказании за нарушение запрета с тех пор никто не заявлял.

Дмитрий (имя собеседника изменено — прим.ред.) занялся майнингом еще в 2017 году. Тогда эта деятельность никак не регламентировалась, а начинающие майнеры даже сотрудничали с энергетиками.

«Если мы открывали что-то в Сухуме, то я связывался с СУЭС (Управление электрическими сооружениями Сухуми – прим. ред.). Говорил, что в таком-то месте планируем работать с такой-то нагрузкой, спрашивал, возможно это или нет. В СУЭС смотрели по своим схемам и отвечали. И мы строились официально. Перед запуском мы вызывали «Черноморэнерго», они ставили нам счетчик, пломбы. Каждый месяц они приходили, снимали показания, и мы оплачивали счет. Ребята, которые на тот момент работали в «Энергосбыте» по Сухуму, мне говорили, что у них собираемость с физлиц возросла на 30% только за наш счет», — вспоминает Дмитрий.

В таком режиме майнеры проработали два года, пока их не заметило государство: «Мы все друг друга знали на тот момент, мы говорили властям, что потребляем максимум 12-14 МВт, а это капля в море, — утверждает собеседник. — Независимые эксперты в энергетике нам говорили, что это выдуманная проблема. Чиновники ссылались на президента. Как мы поняли, у него была информация, что никто из нас ни за что не платит. Мы показали чеки, сказали: «Отключайте тех, кто не платит»».

Оборудование криптофермы, иллюстративное фото

Оборудование криптофермы, иллюстративное фото

Тем не менее постановление о запрете работы криптоферм было принято. С этого момента «Черноморэнерго» должно было начать отключение майнеров от своих сетей. Но это не всегда удавалось.

«Я сразу сказал, что не дам себя отключить, туда куча денег вложено, я не хочу и не могу подводить инвесторов, — говорит Дмитрий. — Так мы и продолжили работать. Восемь месяцев были сложными – кто только к нам на базы не приезжал, чтобы их обесточить. Мы не впускали никого. Потом они, видимо, провели у себя какое-то совещание, прислали ребят с «Черноморэнерго», говорят: «Раз он не выключает, пусть хоть за свет платит». И я пришел в «Черноморэнерго» с деньгами. Сказал: «Если бы мы в нормальном государстве жили, вас всех, наверно, привлекли бы по статье. Потому что я и все, кого я знаю, эти восемь месяцев работали и не платили, потому что вы свое корявое постановление выпустили, и у нас даже основания для платежа не было»».

Другой крупный майнер – Артур (имя собеседника изменено — прим.ред.) – подошел к вопросу основательно. Когда началась история с запретами он решил вывести свои фермы из сетей «Черноморэнерго».

«Я вплотную стал узнавать о функционале Сухумской гидроэлектростанции. Потому что под нас стали копать уже всевозможные структуры. Мы с инвесторами договорились с ГЭС, построили свою станцию и полностью вышли из сетей «Черноморэнерго». Мы официально единственные сегодня, кто в Абхазии может майнить», — говорит Артур.

Справка: гидроэлектростанция Сухуми, не работавшая 25 лет, была введена в эксплуатацию 20 декабря 2018 года. Построенная в 1938 году станция сильно пострадала в ходе военного конфликта 1992−1993 годов. Станцию восстановил российский инвестор Владимир Апухтин. Он же стал ее директором.

На фоне тотальной безработицы майнеров в Абхазии становится все больше: запретив саму добычу криптовалют, государство не запретило ввоз необходимого для нее оборудования, объясняет Артур.

«Мы уже говорили властям, что эту тенденцию не остановить. Когда-то будет проблема. Вместо того, чтобы просто запретить, нужно установить квоту. Мы даже налоги платить не можем. Хотим, но не можем, потому что нет такого вида деятельности. По моим подсчетам, в Абхазии манеры используют уже 70-80 МВт, а может и больше. Уже у людей даже в деревнях стоят фермы. Государство все пустило на самотек, и произошла действительно критическая ситуация. Сегодня она уже и правда бьет по энергосистеме», — говорит майнер.

По информации собеседников, правительство Абхазии планирует запретить ввоз оборудования для майнинга, однако в то же время готовит законопроект, регламентирующий работу криптоферм.

Текст может содержать топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенной республике Абхазия

Оцените статью
Добавить комментарий