«Я выстрелил, она упала». Историк Соколов рассказал, как убил Анастасию Ещенко

Петербургский историк Олег Соколов в суде признался в убийстве аспирантки Анастасии Ещенко. По его словам, трагедия с Ещенко стала следствием его травли со стороны другого историка Евгения Понасенкова, а сама Анастасия якобы связалась с неким рецидивистом, который готовил убийство близких людей президента. Корреспондент Север.Реалии попытался разобраться, как менялись мотивы и показания известного петербургского историка, убившего и расчленившего свою молодую возлюбленную.

Историк СПбГУ Олег Соколов во время заседания 12 октября признался в убийстве Анастасии Ещенко и заявил, что раскаивается в нём. Прежде чем вспомнить день убийства Ещенко, Соколов долгое время рассказывал о своей жизни: о наградах и где они были получены; как пришел в историю, когда начал заниматься военно-исторической реконструкцией и почему ходил в костюме Наполеона, не считая это сумасшествием.

Историк описывал Ещенко как доброго, благородного и щедрого человека. По словам Соколова, до знакомства с ним Ещенко увлекалась историей России, но во время отношений с преподавателем СПбГУ стала исследовать историю наполеоновской Испании.

Я сказал, что у меня двое маленьких детей, она сказала: «Сир, я приму ваших детей как своих»

– Это была настоящая большая любовь. Когда мы встречались, она шла навстречу с такими радостными глазами. Она, как и все мои друзья, обращалась ко мне «Сир». Я сказал, что у меня двое маленьких детей, она сказала: «Сир, я приму ваших детей как своих». Началась наша большая чистая любовь, – вспоминал Соколов в суде, изредка останавливаясь и сверяя свои слова с написанным на листках.

Убитая Анастасия Ещенко на выпуске из магистратуры

Убитая Анастасия Ещенко на выпуске из магистратуры

В 2017 году Соколов и Ещенко начали жить в гражданском браке, но вскоре, по словам историка, в их жизни «появилось настоящее чудовище», «главный автор трагедии» – историк и публицист Евгений Понасенков, которого ранее Соколов уже обвинял в доведении до убийства аспирантки.

О конфликте между Соколовым и Понасенковым стало известно в 2018 году. Понасенков обвинил Соколова в плагиате: якобы экс-доцент СПбГУ заимствовал концепции из его монографии «Первая научная история войны 1812 года», но не сделал ссылок. Позже Понасенков подал на Соколова в суд, который сначала встал на сторону бывшего преподавателя СПбГУ. Апелляционная инстанция решение отменила и частично удовлетворила иск к Соколову.

Во время суда по делу об убийстве Ещенко Соколов заявил, что «Настя стала бояться выходить из дома, она запиралась в спальне и рыдала». Историк утверждал, что события двухлетней давности «сломали» Ещенко и «она стала безумно раздражительным человеком».

Описывая день убийства Анастасии Ещенко, Соколов рассказал, что его возлюбленная вечером вернулась из Москвы. Во время ужина историк обмолвился о своих детях, что вызвало «взрыв». «Она носилась как дикая, оскорбляла, оскорбляла, – вспоминал Соколов. – Это такие страшные оскорбления она кричала в эту ночь. Уродки, ублюдки».

Анастасия Ещенко

Анастасия Ещенко

– Я решил выстрелить, чтобы испугать ее выстрелами. Я не мог стерпеть этого оскорбления. Она бросилась на меня с ножом и диким матом. После этого я не помню, что было. Я не представляю, что произошло. Я стою посреди реки Мойки, засовываю руки в карман и вдруг я достаю ее телефон. Почему ее телефон – не знаю. Когда увидел ее лежащей в крови, я решил сам себя наказать и решил уйти из жизни. Но уйти достойно: записать завещание, попрощаться с моими детьми.

На вопросы прокурора о моменте убийства Ещенко и деталях расчленения историк не отвечал. Сначала Соколов грешил на память, говорил, что не помнит ни подробностей конфликта с Ещенко, ни её убийства. Соколов, срываясь на крик от очередного вопроса прокурора, называл себя «практически» сумасшедшим и твердил: «Я не помню практически ничего. Я только помню дикую мегеру!»

Чуть позже историк вместе с адвокатом изменили позицию и сообщили, что не будут отвечать на вопросы, так как ответы на них были получены ранее. Тогда государственный обвинитель зачитала показания Соколова, которые он дал во время допросов в ноябре 2019 года.

В показаниях Соколов ни слова не говорит о конфликте с Понасенковым и его влиянии на отношения с Ещенко. По словам историка, скандалы в семье начались из-за его детей от последнего брака. Ещенко не хотела, чтобы Соколов встречался с детьми в квартире, где они живут. Якобы Соколов даже предлагал разорвать отношения по этой причине, но Ещенко «отвечала неопределенно и непонятно», а как только тема детей угасала, «она снова становилась добрым, хорошим человеком».

Во время последнего ужина в квартире Соколова «было всё прекрасно»: они разговаривали о грядущей свадьбе, выпивали шампанское, отмечая пятилетие со дня встречи, но историк, по его словам, «потерял бдительность» и упомянул несколько слов о детях.

– Как только это было произнесено, она превратилась в чудовищное создание, она стала говорить бешеные проклятия, чудовищные выражения. Изящная, тонкая девушка с переходом на мат-перемат и все повторяла: «Выродки, ублюдки, ненавижу этих выродков». Так продолжалось некоторое время: она бросалась на меня с кулаками, – зачитывали на суде показания историка.

Было превращение прекрасного ангела в дикую ведьму

Соколов рассказывал, что Ещенко планировала уйти из дома и такое уже было раньше. Обычно он преграждал ей выход из квартиры, предлагая уйти утром, но во время последнего скандала Соколов решил не держать Ещенко: отошел в сторону и предложил уйти. «Она кричала в этот раз, кричала дико, настолько истерично, что было превращение прекрасного ангела в дикую ведьму», – следует из допроса. Спустя какое-то время Ещенко вернулась домой.

– Она врывается в гостиную, и начинаются дикие, истеричные вопли. На меня бросается. Я сидел, пытался что-то сделать, книжку читать. В какой-то момент она ворвалась с ножом, а в руках у неё был розовый шарф, который я подарил ей во Франции. И с криком «Пусть твои ублюдки сдохнут!» хотела разрезать шарф, но на весу шарф не разрезать.

Историк рассказывал, что скандал «сводил с ума» и он «не знал, что делать». В итоге, сам не зная почему, Соколов схватил обрез, из которого позже застрелил Ещенко.

Я машинально сделал жест в сторону её головы и нажал на спусковой крючок

– Я вошел в спальню. Она на меня бросилась с таким диким воплем, замахнулась ножом. Я машинально сделал жест в сторону её головы и нажал на спусковой крючок. Дальше я ничего почти не помню. Она упала на кровать. Я выстрелил, она упала. Я выпустил остальные патроны, которые там были. В обрезе было 3 или 4 патрона, – утверждает Соколов.

Как следует из прошлых показаний, что было дальше, он не помнит. По словам историка, он пришел в себя, только когда шел по набережной реки Мойка. Ближе к утру после убийства он начал вытирать кровь в квартире.

– Когда этот аффект прошел, я понял, что жизнь моя завершилась. Я решил, что надо уйти из жизни, потому что я совершил страшные вещи. Но я решил перед этим закончить свои дела: написать завещание, сделать так, чтобы мои родители написали завещание на моих детей. Поэтому я решил скрыть следы преступления, и постепенно как-то разум стал включаться. Я вытер кровь как смог, выкинул окровавленные вещи.

Большой мешок с телом, другой мешок с ногами, один мешок с руками, а голова осталась дома

Соколов спрятал тело Ещенко под кроватью и решил на следующий день «как-то это тело вынести в Мойку». На следующий день после убийства к историку пришли два старых знакомых. Соколов не отменил встречу, объяснив суду, что не хотел каким-либо образом привлекать внимание. После встречи историк решил вынести тело.

– Стал смотреть, как вынести тело, и тут понял, что тело, которое я легко поднимал, когда она была жива, я не могу поднять. Я попытался приподнять тело, понять, как это вынести. Понял, что мне не справиться. Тогда я понял, что придется разделить тело. Детали этого омерзительного действия я не помню.

Поиск останков погибшей Ещенко

Поиск останков погибшей Ещенко

Соколов рассказал, что тело расчленил в ванной плотницкой пилой и кухонным ножом. После чего решил выбросить останки убитой Анастасии в Мойку перед собственным домом, а следы крови в квартире замыть мылом: «Сначала выкинул их во двор, в окно. Части тела были упакованы в полиэтиленовые мешки. Большой мешок с телом, другой мешок с ногами, один мешок с руками, а голова осталась дома».

В Мойке утонули мешки с телом и ногами, а «легкий мешок всплыл». Тогда историк решил утопить останки и спустился к реке, но выбраться из воды Соколов не смог и тогда позвал на помощь. Прохожий, который увидел человека в воде, вызвал скорую, а прибывшие медики достали Соколова из Мойки. В его рюкзаке обнаружили человеческие останки, врачи вызвали полицию.

«Я не сумасшедший, который одевался в Наполеона»

Соколов больше часа объяснял суду, как стал преподавателем истории в СПбГУ, о своих заслугах: как получил орден Почетного легиона (после сообщений об убийстве во Франции началась процедура по лишению Соколова ордена. СР), как получал награды от президента. Соколов «из-за ажиотажа в СМИ» объяснил, что на исторических реконструкциях не переодевался в Наполеона. По его словам, он надевал костюм на съемки американского фильма. Представитель прокуратуры и судья несколько раз прерывали Соколова и просили его рассказывать о событиях, связанных с убийством Анастасии Ещенко.

– Я хочу рассказать о своей личности! Я хочу, чтобы люди знали, что я не сумасшедший, который одевался в Наполеона, не психопат какой-то, а автор научных статей, – кричал Соколов во время заседания. Судья остановила его подробный рассказ о том, где и как он получил очередную награду.

Олег Соколов

Олег Соколов

Олег Соколов на заседании почти не упоминал, что ссоры с Ещенко были связаны с его детьми. Теперь он выдвинул новую версию: якобы у убитой им девушки появился любовник, связанный с «чёрными» риелторами, которые хотели «отжать» квартиру Соколова в центре Петербурга. По словам Соколова, «любовник» Анастасии был «бандитом, рецидивистом в возрасте 40 лет, в федеральном розыске и розыске Интерпола». А узнал он о нем якобы в СИЗО в Москве и Петербурге.

По словам историка, любовник готовил покушения на первых лиц государства и якобы об этом известно Следственному комитету России. Соколов так и не назвал фамилию этого возлюбленного Ещенко, но утверждал, что именно он стал причиной многочисленных ссор, которых Соколов насчитал больше 50 за 15 месяцев. Несмотря на слова историка о другом мужчине, незадолго до ссоры и убийства Ещенко они якобы подали заявление в ЗАГС.

«Не исключено, что, хотя она меня полностью разлюбила, она оставалась по его (неизвестного рецидивиста. ред.) заданию. Я безумно ее любил, я не понимал, что творится. Я думал, что это что-то временное», – утверждал историк в суде.

Во время заседания Соколов ни разу не назвал имени «рецидивиста-любовника», с которым якобы связалась Ещенко, хотя его об этом просили суд, прокурор и защита семьи погибшей аспирантки. Но историк упорно утверждал, что огласка нанесёт ему вред. Защита Соколова предложила озвучить имя любовника Ещенко на закрытом заседании. Адвокат семьи Ещенко заявила, что слова Соколова ничем не подтверждаются и будут опровергнуты. Очередное заседание по делу об убийстве историком СПбГУ Олегом Соколовым Анастасии Ещенко завершили, закрыв слушание, чтобы озвучить имя любовника убитой аспирантки.

Оцените статью
Добавить комментарий