Вооруженные подполья Ингушетии и Чечни связаны? Что случилось в перестрелке в Грозном

13 октября в Грозном была произведена спецоперация, в ходе которой были убиты четверо местных жителей, которых власти объявили боевиками. Потери понесли и сами правоохранители: по данным Национального антитеррористического комитета, погибли двое сотрудников ОМОНа, один ранен. Чуть ранее, 11 октября, в Серноводском районе Чечни убили двух других предполагаемых членов незаконных вооруженных формирований.

Открытая фаза получасовой спецоперации началась около 7 утра в Октябрьском районе Грозного. По официальной версии, когда силовики попытались осмотреть дом, их обстреляли. На предложение о сдаче подозреваемые ответили огнем, завязалась активная перестрелка с применением крупнокалиберных пулеметов и подствольных гранатометов.

Правоохранительные органы отчитались, что обнаружили у убитых рации: отсюда возникла гипотеза, что те находились на связи с другими участниками незаконных вооруженных формирований.

Убитые подозреваемые опознаны как уроженцы Чечни: 28-летние Рамзан Муртазалиев и Магомед Магомадов, 24-летний Магомед Цураев и 32-летний Майрбек Имамурзаев. Они числились в розыске как члены бандподполья и находились в оперативной разработке ФСБ как участники банды Аслана Бютукаева. Последний известен как «амир Хамзат», которого назначил полевым командиром еще убитый в 2013 году лидер экстремистской организации «Имарат Кавказ» Доку Умаров.

Как полагают власти, все четверо скрывались в лесах Сунженского района. В своем телеграм-канале глава Чечни Рамзан Кадыров заявил, что боевики могли прибыть из-за рубежа, поскольку «в республике давно покончили с террористическими формированиями».

К слову, из-за рубежа, по данным правоохранителей, прибыли и убитые в Серноводском районе Рустам Борчашвили (Ислам Шишани) и Казбек Байдуллаев. Первый из них ранее входил в группировку Доку Умарова, участвовал в нападениях на военных и полицейских. Впоследствии выезжал в Сирию для участия в боевых действиях на стороне оппозиции против президента Башара Асада. Туда же несколько лет назад пытался добраться Байдуллаев, который еще 12 лет назад привлекался в России к уголовной ответственности за участие в НВФ. До Сирии он не доехал и обосновался в Турции, однако около полугода назад вернулся на родину и примкнул к бандподполью Бютукаева, следует из официальной версии.

Но есть ли связь между двумя последними спецоперациями в Чечне и подпольем Ингушетии? Если все убитые – действительно боевики, то управляться из единого центра они вряд ли могли, считает чеченский политолог Руслан Кутаев.

«Не думаю, что они вот-вот собирались совершить какую-то вылазку. По всей вероятности, это была так называемая «спящая ячейка», а спецслужбы их выследили и сработали на упреждение. Не исключаю и того, что у них не хватило терпения и они вот таким образом проявили себя», – полагает собеседник.

Версию разделяет и председатель совета правозащитного центра «Мемориал» Олег Орлов. При этом он связывает операцию в Грозном как с активностью членов вооруженного подполья, так и с позицией силовиков, которые с августа «шли по их следам».

«Я связал бы два этих фактора, – отметил он. – В августе в Ингушетии активно проводились спецоперации по поимке боевиков одного из последних полевых командиров, Бютукаева. Поэтому, по всей видимости, это одна и та же история: вооруженные подполья Ингушетии и Чечни связаны. Но я затрудняюсь предположить, от кого исходит большая инициатива: от боевиков, которые начали проявлять активность, и это не могли не заметить силовики, или, наоборот, правоохранительные органы попытались загнать их в угол».

Отметим, с лета силовики искали участников вооруженного подполья в Ингушетии, что привело к смерти по крайней мере восьмерых подозреваемых в причастности к подполью.

Между тем в силовых структурах считают, что группа готовилась совершить локальную вылазку, чтобы продемонстрировать дееспособность бандподполья. Источник в правоохранительных органах Ингушетии в беседе с корреспондентом издания Кавказ.Реалии заявил, что не исключает: в Чечню они перешли для совершения диверсионно-террористических акций.

За «бютукаевцев» правоохранительные органы активно взялись в конце июля, когда 28 июля в Ингушетии, в окрестностях села Яндаре Назрановского района, был убит боец Росгвардии Увайс Алиев. После этого в течение августа силовики провели в Ингушетии пять спецопераций: в Назрани, селениях Сагопши, Галашки, Троицкое, Али-Юрт.

«За ними шла настоящая охота. Наши сотрудники чуть ли не в ежедневном режиме прочесывали лесные массивы Сунженского района, где, по оперативной информации, и засела банда Бютукаева. Предположительно такая активность со стороны ингушских силовиков и вынудила участников бандподполья перейти в сторону Чечни», – рассказал Кавказ.Реалии источник в правоохранительных органах Ингушетии.

Среди перечисленных случаев такого рода спецоперация в Грозном стала самой затратной для российских властей с точки зрения человеческих ресурсов. Таких потерь среди бойцов спецподразделений не было давно, обращает внимание руководитель северокавказского филиала «Комитета против пыток» Дмитрий Пискунов.

«Исключительным моментом здесь является то, что в подавляющем большинстве подобных спецопераций сотрудники правоохранительных органов не погибают. Здесь же две потери, и это было реальное противостояние. Если до этого правозащитники могли высказывать сомнения относительно правдивости той или иной спецоперации, то здесь были жертвы среди силовиков», – резюмировал Пискунов.

Оцените статью
Добавить комментарий