«Путинско-андроповские практики». Запрет книги с упоминанием кума Путина

Решение киевского суда о запрете книги «Дело Василия Стуса» об украинском диссиденте и поэте, государственным адвокатом которого на судебном процессе в 1980 году был Виктор Медведчук, а ныне – один из лидеров партии «Оппозиционная платформа – За жизнь», возымело обратный эффект. После оглашения вердикта в течение часа все оставшиеся экземпляры издания были раскуплены. Дополнительный тираж харьковское издательство Vivat обещает допечатать до 2 ноября. Но уже очевидно, что желающих получить запрещенную книгу будет значительно больше, чем ожидаемые 15 тысяч экземпляров, пишет Радио Свобода. Очередная попытка кума российского президента Владимира Путина и проводника интересов Кремля в Украине вычеркнуть из своей биографии факты, которые могут повредить его репутации, вызвала новую волну протестов и возмущения в украинском обществе.

19 октября 2020 года Дарницкий районный суд Киева, после продолжавшегося более года процесса, запретил распространение книги «Дело Василя Стуса», поскольку некоторые ее фразы и формулировки в ней порочат честь, достоинство и деловую репутацию истца. Автор книги Вахтанг Кипиани и издательство Vivat должны выплатить Виктору Медведчуку 860 гривен (более 30 долларов США). Претензии истца касались девяти фраз книги. Суд признал недостоверными шесть из них, в том числе фразы, где Медведчук называется «шестеркой коммунистического режима» и говорится о том, что во время суда над Стусом он «фактически поддержал обвинение».

Акция протеста во время рассмотрения дела в суде. Киев, 10 июля 2020 года

Акция протеста во время рассмотрения дела в суде. Киев, 10 июля 2020 года

Книга Вахтанга Кипиани «Дело Василия Стуса» вышла в свет в мае 2019 года. В ней почти 700 страниц – материалы шеститомного уголовного дела из архивов КГБ УССР, а также ряд других документов об этом периоде жизни поэта. 90% издания – архивные материалы, и лишь 10% – авторские комментарии. Первый пятилетний срок Стус получил в 1972 году за сборники стихов «Зимние деревья» и «Веселое кладбище» (по статье об антисоветской агитации и пропаганде). Осенью 1979-го Стус вернулся в Киев после лагеря и ссылки, а в мае 1980 года был снова арестован по аналогичному обвинению – антисоветская агитация и пропаганда. Поэта приговорили к 10 годам принудительных работ и 5 годам ссылки, а затем отправили в лагерь «Пермь-36» (около поселка Кучино Пермского края России). Этот срок Стус не пережил: в сентябре 1985 года он умер после объявленной голодовки.

Медведчук не считает роковой свою роль в деле Стуса

Виктора Медведчука как государственного защитника часто обвиняют в нарушении адвокатской этики во время суда над поэтом-диссидентом. Сам политик неоднократно отмечал, что его роль на процессе не была роковой, а специальная адвокатская комиссия по этике уже после обретения Украиной независимости, проанализировав его работу, нарушений не выявила. «Если кто-то думает, что я мог бы спасти Василия Стуса, то он либо лжец, либо никогда не жил в Советском Союзе и не знает, что это такое. Решение по таким делам принималось не в суде, а в партийных инстанциях и КГБ. Суд только официально утверждал объявленный приговор», – заявлял ранее Медведчук в ответ на упреки в его адрес.

Интересы Виктора Медведчука в Дарницком суде представлял адвокат Игорь Кириленко, который пока не знает, будет ли его клиент подавать апелляцию на объявленный вердикт по делу против Вахтанга Кипиани и издательства Vivat.

– Мы просили признать несоответствующими действительности девять фраз из книги «Дело Василия Стуса», в которых упоминается Виктор Владимирович, суд признал такими только шесть. Не признаны недостоверными такие фразы: «… воспитывался в семье политссыльного (… говорят, отец был шуцман (шуцман – работник охранной полиции Третьего рейха)», «сын полицая» и «адвокаты откровенно «отбывали номер», не забывая, правда, сдирать гонорары с убитых горем семей» политзаключенных. Но мы рады, что суд опроверг утверждения о том, что Виктор Владимирович на процессе по делу Стуса поддержал обвинение и сотрудничал с КГБ. Хочу отметить, что оппоненты Виктора Медведчука традиционно делают акцент на этих моментах, хотя есть множество судебных решений, признавших их лживыми. Оппоненты продолжают рассказывать, что Медведчук в советское время был агентом КГБ. Об этом, например, заявлял на телеканале «Прямой» и в публикации газеты «Україна молода» работавший в начале 90-х в Службе безопасности Украины генерал Григорий Омельченко. Он говорил, что якобы держал в руках карточку Медведчука как агента КГБ под именем «Соколовский». В июле 2019 года в Соломенском районе Киева мы выиграли процесс против Омельченко, суд признал, что соответствующие слова генерала – неправда. Никаких документов и доказательств, подтверждающих сотрудничество Виктора Владимира с КГБ УССР, не существует.

– Виктор Медведчук удовлетворен решением Дарницкого суда?

– Для того чтобы ответить на этот вопрос, необходимо увидеть полный текст постановления. Если суд напишет в своем решении, что, например, Вахтанг Кипиани так не утверждал и он не считает отца Виктора Владимировича полицаем, а Виктора Владимировича – сыном полицая, то есть это не утверждение автора, а слова третьих лиц, тогда, возможно, мы не будем подавать апелляцию, – сообщил адвокат Игорь Кириленко.

И власти, и общество возмутил запрет книги о Стусе

Решение Дарницкого суда многие рассматривают в Украине как угрозу давления на свободу слова, свободу печати как фундаментальных ценностей украинского общества.

В Офисе президента Украины заявили, что удивлены некоторыми формулировками решения суда, запретившего распространять книгу «Дело Василия Стуса» без разрешения Виктора Медведчука. В распространенном заявлении говорится, что, поскольку книга является обработкой реального репрессивного уголовного дела против Стуса, открытого в СССР и по которому он был осужден, то является странным определение истца Медведчука как «персонажа (действующего лица) произведения». В Офисе президента также подчеркивают, что цензура в Украине в любых проявлениях прямо и недвусмысленно запрещена Конституцией.

Обложка книги в руках у девушки, пришедшей к зданию суда во время оглашения решения

Обложка книги в руках у девушки, пришедшей к зданию суда во время оглашения решения

«Судебное решение по Стусу «именем Украины» – это не совсем решение. Это приговор. Всему обществу и каждому из нас. За имитацию государственной национальной политики, ценностей, образования последние 30 лет. За страшные моральные компромиссы и интеллектуализацию скотства. За сговор политических игроков «дать дожить заказчику убийства Гии» (журналист Георгий Гонгадзе, убитый под Киевом в сентябре 2000 года. – Прим. РС), который мы проглотили. За готовность к примирению с врагами государства. За возвращение людей Виктора Януковича во власть. И еще за многое», – написала в фейсбуке украинская журналистка и телеведущая Мирослава Барчук.

Вечером 20 октября несколько десятков активистов в центре украинской столицы читали при свечах запрещенную книгу Вахтанга Кипиани. Акция протеста состоялась у стен нынешнего Печерского суда. В советском прошлом он назывался Киевском городским судом, именно здесь и был вынесен приговор поэту Василию Стусу. Организаторы акции из движения «Відсіч» («Отпор») решили напомнить о советских временах, когда украинская литература запрещалась цензурой. Они заявили, что украинское общество «не имеет права молчать, когда запрещают правду о том, каким был Стус и при каких обстоятельствах он оказался в заключении». Кроме того, в соцсетях стартовал флешмоб #ПідтримайСправуСтуса та #ВсіхНеЗасудиш (#ПоддержиДелоСтуса и # ВсехНеЗасудишь), в рамках которого украинцев призывают покупать и рекламировать запрещенную книгу.

В интервью Радио Свобода автор книги «Дело Василия Стуса», журналист и историк Вахтанг Кипиани прокомментировал судебный вердикт, упоминаемые в издании факты биографии Виктора Медведчука и его нынешнюю роль в украинской политике.

Вахтанг Кипиани, опубликовавший материалы КГБ, касающиеся дела Василия Стуса

Вахтанг Кипиани, опубликовавший материалы КГБ, касающиеся дела Василия Стуса

Было ли ожидаемым для вас решение Дарницкого райсуда Киева? И как вы расцениваете реакцию общества на него?

– Реакция общества – замечательная. У нас зрелое украинское общество, которое четко понимает, где свой и чужой, где свобода и рабство, где цензура и путинско-андроповские практики. И, в принципе, я не знал, каким будет решение суда. Эта судья (судья Дарницкого райсуда Киева Марина Заставенко) не рассматривала ранее подобных политических дел, поэтому мы были готовы к такому украинскому правосудию, каким оно является. Уже потом выяснилось, что у судьи Заставенко странная биография. Она родом из Донецка. До перевода в Киев работала в Красногвардейском районном суде Макеевки Донецкой области. Четыре года назад Служба безопасности Украины сообщала, что у Заставенко есть имущество на временно оккупированной территории Донбасса и она несколько лет там находилась. СБУ выступала против ее назначения на должность судьи Дарницкого суда бессрочно, но она получила должность, поскольку ее поддержала судейская корпорация. Мы еще не видели полную версию решения суда по нашему делу, но уже феноменом вердикта можно назвать то, что судья к требованию истца запретить ряд эпизодов книги сама добавила еще один, о чем Медведчук суд не просил.

О чем идет речь?

– Суть решения, вынесенного именем Украины судьей Мариной Заставенко, состоит в том, что в трех эпизодах книги содержится недостоверная информация и такая, которая нарушает неимущественные права Виктора Владимировича Медведчука. Один из «запрещенных» эпизодов гласит: Медведчук признал во время суда над Стусом, что «все преступления, якобы совершенные его подзащитным, заслуживают наказания». Эту фразу суд приписывает мне, хотя это цитата из документа 1980 года – «Хроники текущих событий», где публиковались материалы о судебных процессах, преследованиях правозащитников. То есть я процитировал ХТС, и судья Заставенко решила, что эта фраза – ложная, порочит честь и достоинство Медведчука. Еще три эпизода книги, где упоминается адвокат Стуса, касаются других обстоятельств. Они не были признаны недостоверными, однако я и их не могу распространять, поскольку Медведчук имеет неимущественные права на использование своего имени. Например, я пишу: «Преступление перед поэтом юриста Медведчука заключается еще и в том, что он не сообщил семье о начале рассмотрения дела». Суд полагает, что я не имею права употреблять фамилию Медведчука в этом предложении. Есть еще один эпизод, о котором говорится в отдельном решении суда, о том, что, комментируя обстоятельства, связанные с этим делом, рассмотренным Дарницким райсудом, я не могу «сообщать сведения, которые дают возможность идентифицировать Медведчука Виктора Владимировича как персонажа (действующее лицо) произведения без его согласия». То есть я могу рассказывать о Путине, Трампе, Эрдогане и других политиках, но не могу произносить фамилию Медведчука в контексте этого дела, потому что ему не нравится, что я идентифицирую его как действующее лицо процесса над Василием Стусом, на котором он был государственным адвокатом.

Вы и издательство Vivat не будете выполнять решение суда и надеетесь на апелляцию?

– Мы не выполняем решение суда. Закон позволяет этого не делать до окончания рассмотрения апелляции. За это время, а у нас есть около месяца для того, чтобы обратиться в апелляционный суд, допечатаем книгу огромным тиражом. На момент рассмотрения дела в суде было продано около двадцати тысяч экземпляров. Для Украины – беспрецедентно большой тираж для книг такого формата. Апелляционный суд, который будет рассматривать наше дело, может либо подтвердить, либо отменить решение первой судебной инстанции.

Многие судебные иски Виктора Медведчука ранее касались его требования опровергнуть утверждения, что в советское время он был агентом КГБ. Адвокат политика Игорь Кириленко говорит, что и в вашей книге суд признал такую информацию недостоверной.

В моей книге нет ни одной цитаты, в которой содержался бы намек на то, что Медведчук был агентом КГБ. Я этого не знаю. В книге есть другие вещи, и об этом упоминается в «Хронике текущих событий», мемуарах свидетелей. Они рассказывают, что на судебном процессе против Стуса адвокат фактически поддержал позицию суда. И в стенограмме суда, которая сохранилась в архиве бывшего КГБ УССР, черным по белому цитируются слова Медведчука: «Квалификация (со стороны судьи и обвинения) действий моего клиента является верной». Таким образом, источник ХТС, а он анонимный, мы не знаем, кто в 1980 году сообщил в Москву, а оттуда и миру об этом процессе, точно передал суть событий, может, не самой фразы, записать в зале суда не было возможности, но суть передана правильно, что судья и прокурор обвиняли Стуса в антисоветской агитации и пропаганде, а адвокат сказал: «квалификация верна» и «обратите внимание на характеристики моего клиента». Все характеристики были плохими, поскольку все советские предприятия, на которых работал Стус, дали негативные оценки своему бывшему сотруднику. Это означает, что он [Медведчук] был членом оркестра. В нем были разные роли, как в любом другом оркестре, и состоял он из адвокатов, прокуроров, судей, народных заседателей и свидетелей, но, тем не менее, он ассистировал. И, собственно, ни в одном из девяти эпизодов книги, которые потребовал запретить политик, не утверждается, что он был агентом КГБ. Есть лишь одна [фраза], которая не была признана судом недостоверной. Она звучит так: «…боялся ли он КГБ или всегда был циником и аморальным типом?». Я полагаю, что, возможно, он боялся КГБ. Многие считают, что он был секретным сотрудником. Этот вопрос нуждается в дополнительном изучении. Нынешний архив СБУ (это и архив бывшего КГБ УССР) сообщил адвокату Медведчука, что по состоянию на данный момент таких документов не выявлено. Но это не означает, что их нет или их не было вообще. Для меня не важно, он был или не был агентом, важно, что он не работал на процессе на своего клиента, поэта Василия Стуса.

Виктор Медведчук регулярно встречается с Владимиром Путиным. Последняя их встреча состоялась 6 октября этого года

Виктор Медведчук регулярно встречается с Владимиром Путиным. Последняя их встреча состоялась 6 октября этого года

А что касается отца Медведчука – в книге упоминается, что о нем говорили как о немецком полицае. Кстати, российский президент Владимир Путин называет отца Медведчука деятелем Организации украинских националистов, а самого политика украинским националистом, как он заявлял летом 2017 года во время «Прямой линии». Кем же был на самом деле отец Виктора Медведчука?

– Владимир Несторович Медведчук – несчастный человек, он был инвалидом, у него был костный туберкулез, передвигался на костылях. И когда началась война СССР с Германией, он оказался на оккупированной территории, в том же селе Корин Житомирской области, где и проживал. До войны Медведчук-старший работал в колхозе, затем – счетоводом в финансовом отделе администрации. Вопрос о сотрудничестве Владимира Медведчука с нацистскими оккупантами нередко обсуждается в СМИ. Он не был полицаем и не имеет никакого отношения ни к Холокосту, ни к каким-либо силовым акциям. Более того, нет никаких данных, хотя об этом часто пишут в прессе, что якобы отец Медведчука организовывал вывоз рабочей силы – остарбайтеров в Германию. Он работал на немцев и был коллаборационистом, арестован СМЕРШем и осужден как предатель родины. Отбывал наказание сначала в Херсонской закрытой спецколонии для инвалидов, а затем отправлен в ссылку в Красноярский край. Можно сказать, что отец Виктора Медведчука – жертва войны. Был ли он украинским националистом? В материалах дела из архивов КГБ Украинской ССР есть сведения, собранные СМЕРШем, что он состоял в Организации украинских националистов. В архивах ОУН эта информация не подтверждается, но, в принципе, она может и не подтверждаться, потому что это была небольшая самоорганизованная ячейка. Был ли он активным националистом? Нет, не был. Повторюсь, он был несчастным человеком, инвалидом. Главное его преступление – работа на немцев в период войны. Уже в независимой Украине Владимир Несторович Медведчук был полностью реабилитирован. То есть для современных украинцев и для меня как автора книги он не является государственным преступником. Считаю, что это трагическая фигура, он пострадал из-за войны двух тиранов. И даже если Медведчук-старший был членом ОУН, это для его сына негативный факт биографии. Поскольку сам Виктор Медведчук ярый антинационалист, агент влияния Москвы и воспринимается большей частью украинского общества именно в этой роли.

Как уже отмечалось, Медведчук не впервые оспаривает в суде свою адвокатскую роль в процессе над поэтом Василием Стусом, как и некоторые фрагменты своей биографии. Ранее аналогичные иски о защите чести и репутации он подавал против Дмитрия Чобота, автора книги «Нарцисс или штрихи к политическому портрету Виктора Медведчука«, а также в отношении ряда украинских СМИ, журналистов, политиков, активистов общественных организаций, пытался через суд запретить демонстрацию художественного фильма о Стусе. В чем, по вашему мнению, реальная причина этих исков? Ему необходима безупречная репутация?

Литвин писал, что адвокат фактически был на суде продолжением прокурора

– Частично – да. Он все-таки является действующим политиком. Ему важно, чтобы о нем звучала лишь позитивная информация, чтобы его аудитория не сомневалась в том, что он – «крутой парень», который решает большие проблемы. Он, кстати, единственный украинский политик, который может быстро связаться с Путиным. Для какой-то части украинского электората – сторонников возрождения Советского Союза, союза с Российской Федерацией на любых условиях – Медведчук является провайдером Кремля. Я его называю послом РФ в Украине, и он реально, де-факто выполняет эту функцию. И если он такой важный человек, провайдер Кремля, то соответственно, он не может быть лузером. Книга «Дело Василия Стуса» на документальном уровне демонстрирует, что юрист Медведчук в 1980-м, будучи 26-летним молодым человеком, был фактически «шестёркой» коммунистической системы. Действительно, полагаю, что в свои молодые годы юрист Медведчук был маленькой фигурой системы, а сейчас он – фигура большая, и ему нужна история успеха. Дело Василия Стуса или еще одного диссидента Василия Литвина (его Медведчук защищал в 1979-м, сам Литвин писал, что адвокат фактически был на суде продолжением прокурора), который погиб в колонии на Урале за год до смерти Стуса, – перечеркивают образ Медведчука как великого юриста, показывают его в неприглядном свете, поэтому ему не хочется, чтобы общество знало о тех событиях. И запрет судом упоминать мне его имя призван выполнить именно эту функцию.

Несмотря на закрытое воздушное пространство с Россией, Виктор Медведчук единственный, кто может беспрепятственно летать на своем самолёте в Москву, он контролирует в Украине несколько телеканалов, которые транслируют российскую пропаганду. Предыдущий президент Украины Петр Порошенко и нынешний глава государства Владимир Зеленский публично заявляли, что через Медведчука Кремль финансирует в Украине пророссийское движение, и обещали, что эти факты будут расследованы. Но в итоге – Медведчук остаётся неприкосновенен.

– Почему украинские власти закрывают глаза на деятельность Медведчука? Для меня и для многих украинцев это очень важный вопрос. Мы действительно этого до конца не понимаем. Предполагаю, что на этот вопрос существует два ответа: внутренний и внешний. Что касается внутреннего: в Украине господствует олигархия, а Медведчук – один из олигархов, которому позволено все, что неприемлемо бы было для любой нормальной страны. В принципе, у нас есть олигарх Игорь Коломойский, которому позволено больше, чем кому-либо. Есть олигарх Ринат Ахметов, которому позволено больше, чем кому-либо в разных сферах. Одному – в энергетике, другому – в банковском секторе, третьему – еще в чем-то. Медведчуку разрешено быть провайдером российской политики и зарабатывать, в частности, на российских энергоносителях: газе, нефти, дизельном топливе. Возможно, это часть олигархического сговора. Поэтому никто из конкурентов, грубо говоря, со своими телеканалами, партиями, связями в судах с ним не борется. А внешняя часть ответа на поставленный вопрос состоит в том, что неприкосновенность Медведчука в Украине, возможно, – условие Кремля. Потому что мы не знаем, какие неофициальные требования выдвигал Путин Порошенко и выдвигает сейчас Зеленскому. Не исключено, что условие не трогать моего посла в Украине (как я называю Медведчука) – часть договорённостей с Путиным. Как по-другому можно объяснить, что в условиях продолжающейся войны с Россией, принятых нашим парламентом законов (в январе 2018 года Верховная рада впервые на законодательном уровне признала Россию агрессором и оккупантом за ее действия в Крыму и в Донбассе, приняв закон «О деоккупации Донбасса» . – Прим. РС), соответствующих решений Совета национальной безопасности и обороны, этот политик действительно свободно летает в Москву и там встречается с российским президентом Владимиром Путиным, премьером Михаилом Мишустиным, главой «Газпрома» Алексеем Миллером? И ему за это ничего не было. Медведчука по этому поводу ни разу даже не вызывали для дачи показаний в Службу безопасности Украины. Речь не идет о его аресте или уголовном преследовании. Любой украинский гражданин, посетивший РФ, вынужден на границе объяснять цель посещения России. Медведчука почему-то это не касается. И поэтому миллионы украинцев недоумевают, почему наше государство и при Порошенко, и при Зеленском дает возможность так свободно себя чувствовать Медведчуку. Зеленский забыл о своем обещании разобраться с происхождением денег одного из лидеров «Оппозиционной платформы – За жизнь» и с финансированием телеканалов, которые он контролирует. (31 августа 2019 года Владимир Зеленский заявил в интервью каналу «1+1«, что Медведчук, получает из-за рубежа средства для финансирования его партии и эта «громкая история« будет расследована. – Прим. РС). Недавно один активист во время рабочей поездки президента по Волынской области напомнил президенту об этом обещании, а Зеленский ответил, что этот вопрос не к нему. То есть прошло уже более года, и тема финансирования Медведчука действующего президента больше не интересует, – констатирует журналист и историк Вахтанг Кипиани.

Радио Свобода

Оцените статью
Добавить комментарий