«Оставить недоверие в прошлом». Как теракт в Вене бросил тень на чеченскую диаспору

Второго ноября в центре Вены вооруженный человек напал на прохожих – жертвами теракта стали четверо. Преступника застрелила полиция, им оказался 20-летний Куйтим Фейзулай, обладатель паспортов Австрии и Северной Македонии. По этому делу задержали 15 подозреваемых в связях с террористом, трое из них – этнические чеченцы. Хотя нападавший не имел отношения к Чечне, теракт всколыхнул слухи о возможной причастности к нему выходцев из республики. Местная газета Kronen Zeitung опубликовала фейковую новость о том, что стрелявший якобы был уроженцем Чечни.

После публикации в Kronen Zeitung живущая в Австрии писатель и журналист Майнат Курбанова обратилась к чеченской диаспоре с призывом поучаствовать во флешмобе. Для этого предлагалось отправить письмо в редакцию газеты с требованием разъяснить, почему в момент теракта в Вене на ее сайтах появилась фотография чеченца и он был представлен читателям как террорист.

Через некоторое время с сайта издания исчезло указание национальности под снимком.

Тем не менее общественные деятели и чеченские ассоциации готовят обращение в прокуратуру Вены с требованием проверить эту публикацию на возбуждение вражды к этнической общности.

Это не первый случай, когда в прессе представляют уроженцев Чечни как организованное сообщество, замкнутое в себе и не способное к интеграции. С этой точкой зрения категорически не согласны чеченцы, проживающие в странах Запада.

Интеграция или ассимиляция?

Выходцы из Чечни очень легко вливаются в новое общество и этим поражают австрийцев, говорит Малика Батаева, долгое время работавшая в австрийском ведомстве по трудоустройству: «Они быстро учат язык, находят работу и считаются доброжелательными».

Замкнутость некоторых земляков, по ее мнению, связана не с желанием отгородиться от австрийцев, а с недоверием, которое у них выработалось за время жизни в России: «Ни власть, ни тем более полиция в их глазах не может выполнять функции защиты интересов и прав. И задача диаспоры – убедить их в том, что в Европе все иначе, нужно оставить недоверие в прошлом».

Чеченцы в Австрии заняты в бизнесе, IT-сфере, торговле, сервисе и многих других областях. Среди учащихся в вузах есть те, кто связывает свое будущее с политикой в этой стране. Собеседница перечисляет тех, кто мог бы послужить примером удачной интеграции: уроженец Чечни Руслан Джамалдинов, который работает врачом в Австрии, политолог Руслан Чапханов, глава спортивного клуба Адам Бисаев и многие другие.

«И такие примеры можно называть часами», – добавляет Малика.

Чеченцы в Вене вспомнили жертв депортации, 22.02.2020

Чеченцы в Вене вспомнили жертв депортации, 22.02.2020

Но интеграция не должна равняться ассимиляции, считает житель Вены Хасан Дикаев. Он несколько лет проработал в охране банка.

«Узнав, что я чеченец, сами австрийцы начинают с интересом общаться и пытаются узнать больше о нашем положении в стране. Поэтому проблем с взаимопониманием я не вижу», – говорит Дикаев.

По его мнению, главная трудность в другом: власти запрещают родителям учить своих детей так, как они делали бы это в Чечне: «Взамен детям не дают того, что защитило бы от влияния тех, кто в соцсетях одурманивает их экстремистскими лозунгами об исламе и джихаде».

Митинг, организованный чеченцами в Вене

Митинг, организованный чеченцами в Вене

В свою очередь житель Австрии Муслим Чинтаев заявляет, что полностью поддерживает интеграцию своих детей, так как это поможет им найти работу и обрести в этой стране покой и стабильность. Но он против того, чтобы из них выбивали «чеченскость». Поэтому каждое воскресенье Муслим отправляет детей в чеченскую школу, чтобы там они могли изучать родной язык, а также историю и этнографию: «Я хочу, чтобы они остались чеченцами, но с австрийскими паспортами».

Собеседники Кавказ.Реалии из числа живущих в Австрии чеченцев отмечают, что молодежи проще интегрироваться в общество и ассоциировать себя с Австрией, чем тем, кто приехал в страну более двадцати лет назад, спасаясь от войны на родине. Эмигранты с большим стажем зачастую живут надеждой на возвращение в Чечню.

Оцените статью
Добавить комментарий